Кого зальет иранской нефтью

По окончании доклада МАГАТЭ о исполнении Ираном обязательств по ядерной программе ЕС и США сняли санкции в отношении Исламской Республики, но не все: европейцы и американцы имеют претензии к ракетной программе Ирана и поддерживают запрет на продажу ему оружия. Вместе с тем отмена части санкций свидетельствует, что арест на иранские деньги в западных банках снимется — а это немногим менее 110 миллиардов американских долларов, часть из которых он может взять срочно.

Помимо этого, страна взяла право наращивать добычу нефти. По подсчетам иранских специалистов, на первых порах ИРИ способна расширить добычу на 1 миллион баррелей в день и в течение года довести ее до 4 миллионов баррелей, другими словами возвратиться к досанкционному уровню добычи.

Известно кроме этого, что в хранилищах Ирана имеется большие запасы сырой нефти, не смотря на то, что каков реально их количество, знают лишь соответствующие структуры в ИРИ. Многие аналитики, правда, считают, что Иран рано радуется близкому восстановлению нефтяной эры, но об этом ниже.

МИД России, лоббировавший снятие санкций, выразил удовлетворение докладом МАГАТЭ по иранской ядерной программе и сообщил, что при содействии «Росатома» из ИРИ вывезен целый обогащенный уран, предусмотренный соглашением между шестёркой и «Тегераном».

На данном этапе как мы знаем, что Иран очень обижен введением санкций США, которые связаны с ракетной программой, и обвиняет Вашингтон в систематическом экспорте в государства Ближнего Востока оружий на десятки млд дол. «Это оружие употребляется в преступной войне против палестинцев, йеменцев и ливанцев», — заявил иранский МИД.

Его офпред Джабер Ансари кроме этого выделил, что Иран не собирается общаться с США ни по каким вопросам, за исключением тех, каковые касаются иранской ядерной программы.

А президент Ирана Хасан Роухани, согласно данным РИА Новости, сказал: «У нас не было никаких экономических взаимоотношений с США и не будет, в случае если лишь не появятся нужные условия по вопросу о самолетах либо по экспорту нескольких видов товаров, а также фисташек и ковров. В том случае, если США захотят инвестировать в технологии и экономику Ирана, они столкнутся с определенными препятствиями, но мы, само собой разумеется, готовы обеспечить определенные льготы тем американским компаниям, каковые будут осуществлять собственную деятельность не с территории США».

А что же Российская Федерация — сама подсанкционная, но лоббировавшая снятие санкций с Ирана? Москва снаружи совсем не тревожится по поводу обретения ИРИ «нефтяной свободы», не смотря на то, что одни лишь ее ожидания обрушили нефтяные стоимости до катастрофического для курса рубля и российской экономики уровня.

Возможно, для «безучастности» Москвы существуют не только политические, но и экономические объяснения. В числе первых — схожесть Тегерана и отношения Москвы к сирийской и иракской проблематике; к борьбе с «Исламским страной» (не разрещаеться в Российской Федерации); противостоянию политике США, стремящихся к созданию однополярного мира во главе с Вашингтоном; к возможности масштабного военного сотрудничества сторон, не смотря на то, что оружейное эмбарго против Ирана все еще действует. И к обеспечению региональной безопасности без участия внерегиональных игроков — прежде всего, Запада.

К тому же эмбарго так или иначе возможно обойти и реализовать в Иране множество вторых заинтересованностей.

Касаются они ядерной энергетики, реабилитации углеводородной отрасли, не смотря на то, что на разработку новых нефтяных месторождений претендуют и американцы, и французская компания Total; большого, как ожидается, повышения российско-иранских экспортно-импортных операций. Российская Федерация, кстати, уже заявила о готовности поставить Ирану армейские вертолеты.

В общем, считают кое-какие специалисты, снятие санкций с Ирана нанесет России только короткий ущерб от понижения стоимости одного бареля нефти.

По причине того, что, во-первых, Ирану потребуется не меньше 250 миллиардов инвестиций для возвращения к досанкционному уровню добычи, во-вторых, вследствие того что и фактически Иран не устроят низкие нефтяные стоимости. А это указывает, что он вряд ли будет стремиться к тому, дабы сходу залить полмира своим «тёмным золотом», в этот самый момент сработают определенные «шлюзы».

По крайней мере, посол ИРИ в Российской Федерации Мехди Санаи сказал, что вхождение Ирана на нефтяной рынок будет «постепенным и расчетливым». И еще он сообщил о намерении собственной страны вступить в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), что свидетельствует координацию действий Ирана в безопасности и областях экономики со собственными партнерами по блоку, и прежде всего, с Россией.

Другими словами, за счет ШОС Иран расширяет ареал безопасности, в этот самый момент ему не обойтись без Китая и России. Тем более, что США в полной мере способны возвратиться к санкционной политике со всеми вытекающими для Тегерана последствиями.

Обнадеживающим, с позиций стоимости одного бареля нефти и сокращения убытков России, можно считать и прогноз ведущих мировых специалистов, в соответствии с которым в 2016 году спрос на нефть увеличится как минимум на миллион баррелей в день с параллельным сокращением темпов добычи в государствах, не являющихся участниками ОПЕК, на 600 тысяч баррелей ежесуточно.

У России для стабилизации стоимости одного бареля нефти имеется еще один выход. Как считают аналитики авторитетного американского издания MarketWatch (его цитирует РИА Новости), стоимость бареля нефти может спасти сама РФ.

Другими словами стоимости встанут, в случае если Российская Федерация снизит производство нефти и спровоцирует цепную реакцию — другие страны-производители последуют ее примеру. Касается это, например, Саудовской Аравии, отказывавшейся снижать производство нефти кроме того в условиях падения цены ниже 30 долларов за баррель: «В случае если Российская Федерация снизит производство, это определенно будет первый ход из многих, нужных для стабилизации рынков».

Неизвестно, но, станет ли Российская Федерация выручать цены таким методом.

Скорее, она будет ожидать естественного развития событий и не делать в контексте нефти стращала из Ирана, что пока не сможет раскачаться до угрожающего России уровня. Так как не хватает иметь только громадные запасы — нужно еще развить соответствующую институциональную совокупность и вернуть доверие инвесторов. Другими словами маловероятно, что иранская нефтяная оттепель наступит скоро и навредит РФ.

Да и законсервированную нефть нужно прежде сбыть с рук. В общем, никакого Апокалипсиса для России из-за иранской нефти не наступит.

Но как будут развиваться ирано-российские отношения по окончании снятия санкций? О развитии сотрудничества в политической военно-технической сферах, в области ядерной энергетики сообщено было выше.

Возможно, активизируется сотрудничество в банковской сфере. Помимо этого, Иран не скрывает, что готов заменить Турцию на русском продуктовом рынке. В частности, поставки мясомолочной продукции иногда начинаются уже 20 января. Идут переговоры и по второй продукции: спектр широкий.

В самом же Иране планируется открыть российские торговые дома — для продвижения экспорта из РФ.

А основное, в условиях сохранения влияния России в Сирии и усиления постсанкционного Ирана ближневосточная геополитическая события будут быстро изменяться. И с этим странам Ближнего Востока нужно будет мириться и идти на компромиссы. Как раз в этом контексте направляться, возможно, разглядывать визит эмира Катара Тамима Бен Хамада Аль Тани в Москву.

В общем, дабы утвердить собственный влияние в регионе, Тегеран и Москва обречены поддерживать стратегические отношения, и вопрос влияния иранской нефти на стоимости и теоретического вреда от этого России отодвигается на дальний замысел, потому, что у обеих государств имеется неспециализированные и более серьёзные задачи.

Ирина Джорбенадзе

Источник: rosbalt.ru