Как затопленная станция «Мир» передавала сигналы с того света

Возможно, все не забывают гордость русском космонавтики 90-х годов — орбитальную станцию «Мир», которую отчего-то было нужно спешно затопить в 2001 году, ровно 15 лет назад, в глубоких пучинах Тихого океана. Но отечественная история не о достижениях и подвигах позднего СССР, а об увлекательных и храбрых людях, находившихся за данной свершениями и титанической работой и в неизвестности снабжавших работу данной огромной штуковины, парящей в невесомости.

И оптимальнее об этом периоде истории бывшего СССР говорит поучительная история армейского программиста Михаила, что имел звание майора, но в один раз восстал против всей совокупности.

Поведаем эту историю сначала.

Перед полетом на орбитальный комплекс «Мир» французского астронавта Космическое агентство ЕС (ESA) очень пристально следило за работой аппаратуры российского космического комплекса «Мир». И уже тогда ESA было, мягко говоря, в шоке — один отказ станции сменялся вторым, и французы по большому счету не осознавали, как «всем этим» возможно руководить дистанционно с Почвы.

Фактически, вся ежесуточная работа тогдашней смены, сопровождавшей «Мир», сводилась к неугасающей борьбе с отказом чего-либо, по окончании чего сразу же следовал следующий отказ чего-то другого — и данный заведенный порядок носил уже какую-то печать обыденности для русских сотрудников ЦУПа.

Нужно признать, что уже тогда «Мир» дышал на ладан… Но люди ходили на работу, отправляли экспедиции, и сущность всей их активности за официальными планами и пафосными речами, в большинстве случаев, сводилась только к одному — протянуть еще хотя бы мало, обеспечить живучесть быстро устаревающей станции еще на месяц, на 6 месяцев и без того потом.

Поднятие телеметрического канала

Хотя сберечь щекотливые нервы французов, а попутно и далеко не крепкие нервы партнеров, каковые продолжали щедро оплачивать собственные научные программы на борту «Мира», в ЦУПе приняли умное ответ установить особый веб-сервер, с которого отныне и окончательно начать показывать в пучину глобальной сети Интернет в реальном времени все телеметрические информацию о текущем состоянии станции.

Защищенный доступ к данной трансляции был предоставлен всем космическим центрам и европейским партнёрам ESA. Это решало две неприятности сходу.

С того времени все было довольно прекрасно — на «Мир» слетало множество европейских (и не только) астронавтов, и все бы оставалось прекрасно и дальше… но вот эти таинственные русские как-то внезапно решили затопить собственную станцию.

Ну, европейцы восприняли это частично с пониманием: в случае если срок годности оборудования вышел, значит предстоящая эксплуатация станции вправду неосуществима и страшна, даже если оно (оборудование) и трудится, в соответствии с приобретаемым им данным, достаточно надежно и штатно…

Подземный стук

На фото: «Альянс ТМ-24», пристыкованный к переходному отсеку орбитальной станции «Мир».

Но это было лишь нужное вступление, а сейчас сама история. И началась вся эта малоприятная для отечественного программиста Михаила история сходу с момента стремительного падения станции «Мир» в Тихий океан.

По окончании затопления Космическое агентство ЕС, которое удаленно и круглосуточно мониторило работу русском космической станции, высказало собственный удивление по поводу длящейся трансляции потока телеметрических данных с… борта станции «Мир». Технически это смотрелось так, словно бы все устройства станции, как в большинстве случаев, трудились в штатном режиме.

Потом к французам присоединились уже немцы — они были много поражены, в то время, когда отмотали хронологию происходивших событий и установили, что при входе в плотные слои атмосферы давление и температура в станции «Мир» по большому счету никак остались прежними. Окей, решили они — сначала все списали происходящее на задержку пакетов в сети и неспециализированную латентность сигнала, что сперва принимался со станции Россией и только позже ретранслировался в сеть.

Но чем дальше, тем сложней было растолковывать происходящее сетевой задержкой — телеметрические эти, из которых следовало, что на станции все в норме, поступали кроме того тогда, в то время, когда туристы уже вовсю собирали обломки недалеко от падения.

Как мы знаем, через шесть дней по окончании падения станции ее обломки уже были выставлены на продажу на мировом аукционе eBay, а в это самое время зарубежные эксперты тихонечко с ума сходили от данных, приобретаемых с борта «Мира», — не обращая внимания на незначительные колебания давления, все было в пределах нормы, разве что радиации было чуть-чуть больше простого, но датчики освещения именно показывали, что станция вошла в освещенную солнцем часть пространства… Меньше, обычные космические будни рядовой космической станции продолжались и дальше.

На седьмой сутки, не выдержав, европейцы через РКА направили запрос России для разъяснения происходящего. Русские учтиво и кратко успокоили собственных зарубежных сотрудников, объявив, что «обязательно примут меры», по окончании чего поток телеметрии быстро закончился.

Поразмыслив еще два дня, немцы решили написать еще один запрос, в котором попросили все-таки более детально растолковать, что было обстоятельством аналогичного инцидента.

Из Москвы снова скоро пришло невнятное послание, что «это все хакерские проделки», но благодарю за тревогу, коллеги, мы совладали собственными силами, опасность уже сзади.

Интрига усиливается

На фото: блоки станции «Мир».

Сперва немцы продолжительно думали над ответом а также стали как-то уже тихо успокаиваться, но сигнал с борта станции «Мир»… опять возобновился! Опять пошло все обилие технических данных о параметрах работы пилотируемой станции и ее оборудования, посыпались мегабайты данных измерений, в этом случае изменилось только одно — сейчас сигнал не был зашифрован и велся совсем открыто на всю сеть, другими словами кто угодно без какого-либо пароля имел возможность подключиться и приобретать данные… с борта затопленной семь дней назад российско-советской космической станции.

В этот самый момент европейцы уже как-то совсем забеспокоились. Одновременно с этим на центральном веб-сервере ЦУПа показалось необыкновенное сообщение, где малоизвестный никому программист-майор Михаил на чистом русском языке среди вороха английских материалов и пресс-релизов костерит собственный управление и, например, как бы между строчков растолковывает сущность происходящего.

Но, его месседж продержался недолго — уже через несколько часов эта таинственная страничка с посланием «мировому сообществу» окончательно провалилась сквозь землю с сайта Роскосмоса.

Разгадка телеметрического феномена

На фото: модель орбитальной станции «Мир» в Национальном Политехническом музее.

Стало известно, что, в то время, когда европейцы стали очень сильно интересоваться у российских сотрудников по поводу серии отказов их хронических неполадок и аппаратуры на станции «Мир», что как бы ставило под вопрос бесперебойность финансирования многих зарубежных научных совместных проектов и программ, русские, недолго думая, разработали программу, которая рандомно генерировала все телеметрические эти со станции, всецело эмулируя ее работу, и наряду с этим диапазон колебаний всех параметров не выходил за рамки допустимого и разумного.

В действительности станция «Мир» практически умирала, продолжительно и мучительно, и отправляемые в том направлении пилотируемые экспедиции много раз выручали ее от очередного паралича — по некоторым неофициальным свидетельствам, на это уходила львиная часть времени каждого экипажа. И в то время, когда все-таки было принято историческое и официальное ответ о ее затоплении, обстановка зашла уже так на большом растоянии, что в ярком будущем русского космонавтики четко показывалась прямая опасность того, что «Мир» практически рассыплется на части, и тащить с его затоплением было смертельно страшно.

Еще раз стоит напомнить, что на этом фоне ежедневной героическо-ужасной борьбы русского народа за видимость работы ее космической станции на Запад исправно тек постоянный трафик совершенных телеметрических информации о состоянии станции, что давало возможность исправно подрабатывать в качестве великой космической державы во множестве совместных научных проектов.

На фото: почтовая марка СССР 1990 года с изображением станции «Мир».

По окончании неожиданного затопления станции за ворохом серьёзных событий управление управлением полетов как-то совсем позабыло про данный телеметрический генератор, потоки мусорных данных с которого так же, как и прежде весьма пристально и круглосуточно изучало экспертное сообщество Европы.

Спустя два дня, по окончании официального запроса из Европы, генератор был отыскан вместе с его программистом, а после этого благополучно отключен. Но как и было обещано европейским сотрудникам, были приняты «соответствующие меры» — в этом случае в отношении недоглядевшего за «этим делом» программиста.

В действительности это выразилось в том, что программист — создатель программы был дисциплинарно наказан, но самое ужасное для него — он был выкинут из очереди на получение ведомственной квартиры, для которой, фактически, он стойко и переносил «все тяготы военном судьбе».
Взяв таковой презент от взбешенного управления, через несколько дней он самолично разместил на официальном сайте ЦУПа собственный сообщение с разъяснением происходящего и в подтверждение выложил исходники самого генератора, написанного, кстати, на популярном в те времена языке «Турбо Паскаль».

На фото: станция «Мир» 12 июня 1998 года.

Эта месть была легко страшной по силе.

По репутации Роскосмоса был нанесен замечательнейший удар: педантичные европейские ученые, годами колупавшиеся в тоннах цифр, порожденных за эти годы плодовитым отечественным бредогенератором, и строившие собственные сложнейшие модели на базе поведения далекой и таинственной русской станции, были легко шокированы таковой… беспринципностью со стороны ведущей всемирный космической державы.

На фото: место полета затопления и траектория станции.

К сожалению, неизвестно, что стало в итоге с тем храбрым майором-программистом, что посмел поведать миру правду. Журналисты ИТАР-ТАСС, каковые расследовали данный инцидент, говорят, что в ответ на случившееся по ведомству, где трудился бедолага-программист, прокатились целые волны репрессий.

На фото: эмблема орбитальной станции «Мир».

Уж армейские для того чтобы самовольства собственных подчиненных никому не спускают с рук: и, потому, что немногочисленная молодежь сбежала, дружно уволившись «самостоятельно», нескольким сотням оставшихся солдатах ЦПК имени Ю.А. Гагарина было заявлено, что размеры их текущих либо будущих пенсий будут пересмотрены в сторону уменьшения. Особенно это касалось сотрудников отдела военно-прикладной тематики, где и трудился восставший против совокупности храбрый программист.

Источник: naucaitechnika.ru