Как столица ЕС стала центром европейского террора

Взрывы в Брюсселе обнажили провал мультикультурализма в Европе. Собственную роль сыграла и крайняя слабость силовых структур Бельгии, а иногда имело место откровенное головотяпство. Как оказалось, что столица ЕС стала ещё и центром европейского террора?

22 марта 2016 года стал самым ужасным днём в Бельгии В первую очередь нового века. Началось всё с двух взрывов в брюссельском аэропорту Завентем.

Спустя некое время взлетел на воздушное пространство вагон поезда метро на станции «Мальбек», в близи от строений Европейской комиссии и Парламента EC. В первые часы по окончании террористических актов приходили сообщения, что прогремели ещё взрывы, но, к счастью, их больше не произошло. Жертвами террора в Брюсселе стали 34 человека, порядка 250 были ранены.

Спустя дни власти назвали имена террористов-смертников, совершивших правонарушения.

Обращение шла об уроженцах Бельгии марокканского происхождения, обитателях пригорода столицы Моленбек-Сен-Жан братьях Ибрахиме и Халиде Бакрауи. Их возможный сообщник, кроме этого обладатель бельгийского паспорта Наджим Лашрауи заявлен в розыск. Последний помой-му кинул чемодан с поясом шахида в аэропорту и убежал.

К слову, Лашрауи вычисляют одним из организаторов террористических актов в Париже 13 ноября прошлого года.

Достаточно не так долго осталось ждать выяснились интересные подробности из судьбы террористов. Так, 27-летний Халид Бакрауи с прошлого лета числился в интернациональном розыске по подозрению в террористической деятельности. Ранее он взял пять лет колонии за угоны машин, но вышел досрочно.

Нельзя исключать, что именно в заключении он и обратился к идеям радикального ислама. Его старшего брата Ибрахима приговорили к девяти годам за стрельбу по милицейским на протяжении вооружённого ограбления. Но и он не отсидел положенное.

Увлекательные сведения сказал 23 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Он утвержает, что турецкие власти задержали одного из братьев неподалеку от границы с Сирией.

Его выдворили в Голландию, но бельгийцы сказали северным соседям, что претензий к нему не имеют. Учитывая вызывающую большие сомнения репутацию Эрдогана, ему поверили не сходу. Но в итоге бельгийские власти подтвердили всё сообщённое турецким начальником.

В полной мере быть может, что братья Бакрауи подорвали себя, по причине того, что опасались, что их сдаст сообщник – Салех Абдельслам. Спецоперация по поимке данного исламского фундаменталиста, причастного к прошлогодним террористическим актам в Париже, проходила в брюссельском пригороде Моленбек-Сен-Жан несколькими днями ранее. В квартире, которую снимал Халид Бакрауи, следы Абдельслама и нашли.

Террористический акт очевидно готовили, но решили ускорить его осуществление.

Стали ли взрывы неожиданностью? Вряд ли, к этому дело шло минимум месяцы, в противном случае и годы.

Ещё в ноябре 2015 года, в то время, когда в Брюссель привели следы парижских террористических актов, начаник министерства внутренних дел Бельгии Ян Жамбон согласился, что его страна не готова к полноценному противостоянию терроризму.

С того времени в городе действовал повышенный уровень террористической угрозы, а количество облав в районе Моленбек-Сен-Жан просто не поддавалось исчислению. Но от террора Брюссель это не спасло.

Трагедия в Брюсселе высветила провал европейской политики мультикультурализма, причем Бельгия стала хрестоматийным примером её провала.

Показательно, что на сегодняшний массовый приток беженцев в Европу взрывы не спишешь. Все террористы – уроженцы Брюсселя, его обитатели, обладатели бельгийских паспортов. Но данное событие совсем не сделало их европейцами.

Они имели возможность жить в Моленбеке среди таких же марокканцев, совсем не впитывая местные нормы поведения.

Район Моленбек-Сен-Жан в далеком прошлом уже пользуется плохой славой. Часть уроженцев мусульманских государств образовывает в том месте 38%, но в некоторых кварталах коренных европейцев не осталось. В нём действуют 20 мечетей, и отнюдь не все из них находятся на контроле полиции либо хотя бы официальных муфтиев.

Стражи порядка в кое-какие кварталы кроме того не заходят. А ведь Моленбек – несколько таковой. Похожие неприятности существуют в районах Сен-Жосс, Шаербек, Андерлехт.

Подобные районы имеются кроме этого в Антверпене, Льеже, Брюгге, Генте, Шарлеруа.

В Моленбеке жили сходу пара участников взрывов в Париже 13 ноября – и тот же Абдельслам, и Абдельхамид Абауд, которого первоначально вычисляли организатором тех террористических актов. Убийцы приехали во Францию из Моленбека, на автомобилях с бельгийскими номерами. В Брюсселе же брали участники и оружие расстрела редакции «Шарли эбдо» 7 января 2015 года.

Прошедшей в осеннюю пору в районе задержали 22 человека, с того времени – ещё нескольких.

В какие конкретно мечети ходили братья Бакрауи, с кем они разговаривали в колонии? Это ещё предстоит проверить, но кое-какие подозрения имеется. Так, в Бельгии в течении многих лет действовала организация «Шариат для Бельгии», открыто призывавшая собственных участников не выполнять местные законы.

Её фавориту Фуаду Белькасему в 2012 году дали 12 лет колонии, но ему покинули возможность общения и с другими осуждёнными, и с внешним миром. И вот мы видим взрывы сперва в Париже, после этого в Брюсселе…

Братья Бакрауи стали уже не первыми, кто пробовал осуществить террористические акты в Бельгии.

Так, 24 мая 2014 года исламский фундаменталист расстрелял визитёров Иудейского музея. В январе 2015 года группу исламистов ликвидировали в городе Вервье. 21 августа прошлого года местный исламский фундаменталист чуть не расстрелял пассажиров поезда Амстердам – Париж, проезжавший по бельгийской территории. Его в последний момент нейтрализовали двое американских воинов, ехавших в вагоне.

Дело в далеком прошлом шло к взрывам, но полиция через чур поздно занялась местным исламистским подпольем.

Один из братьев Бакрауи, как узнается, желал примкнуть к «Исламскому стране», но бельгийские правоохранители не придали значения тому, что сказали турецкие сотрудники.

К слову, сейчас порядка 400 подданных Бельгии вести войну в рядах ИГ, что образовывает самый большой показатель на одного человека в Европе.

И не обращая внимания на этот факт, информацией об одном из братьев пренебрегли.

Позже один из них арендовал комнату, а после этого произошло то, что произошло.

«Добрый» подход к заключенным в колониях, пренебрежение к информации коллег и мерам безопасности из-за предела, возможность создавать замкнутые иммигрантские гетто – всё это составляющие провала мультикультурной политики в Европе, ярко проявившиеся в истории со взрывами в Брюсселе. Да и за взрывы в Париже бельгийские правоохранители также несут прямую ответственность. Как же вышло, что «столица ЕС» превратилась в наибольший террористический гнойник Европы?

В Брюсселе трудятся шесть полицейских управлений, слабо связанных между собой.

Город поделён на 19 муниципалитетов. При таком разделении наладить должную координацию нереально. К тому же страну сейчас неоднократно сотрясали политические кризисы.

В 2007-2008, а после этого в 2010-2011 гг. страна по паре месяцев, в противном случае и по году, жила без правительства. В частности, у Бельгии не было главы МВД, перед которым необходимо отчитываться за борьбу с терроризмом. Результат – налицо.

Бельгия – страна, раздираемая несоответствиями между фламандцами и франкоязычными валлонами. Она является конфедерацией Валлонии, Фландрии и Брюсселя. Кое-какие районы две общины никак не смогут поделить между собой. Один из таких «спорных» районов – тот самый Моленбек-Сен-Жан.

У семи нянек, как мы знаем, дитя без глаза, а у нескольких полицейских управлений – район без контроля. В итоге Моленбек стал ни валлонским, ни фламандским, а исламистским.

Наконец, большие деньги из бюджета Бельгии идут на повышение армейского бюджета, в казну НАТО. Шли, дабы противостоять угрозе, якобы исходящей со стороны России.

В следствии и средства, и силы, и внимание отвлекались на борьбу с мифической опасностью, а настоящую в собственном городе силовики открыто проворонили. О том, что в Брюсселе может рвануть, не сказал в Бельгии, думается, лишь ленивый. Террористических актов ожидали, но всё равняется пропустили.

Вопросы имеется и к Евросоюзу. О слабости бельгийского страны и местной правоохранительной совокупности известно в далеком прошлом. И силовики из других государств Европейского союза имели возможность бы прийти на помощь сотрудникам из Бельгии.

В итоге, как раз в Брюсселе находятся штаб-квартиры НАТО и ЕС, безопасность в городе – дело общеевропейского масштаба. Но должных мер не приняли, не смотря на то, что сигналов из города приходило даже больше чем нужно.

И за провал мультикультурализма, за пренебрежение нормами безопасности было нужно расплачиваться судьбами десятков людей.

Источник: www.stoletie.ru