Как российская девальвация накрыла Восточную Европу

Волна девальвации, поднятая несколько дней назад падением курса рубля, не стала ограничиваться тем, что смыла целый ассортимент из русских магазинов электроники и автосалонов. Она хлынула дальше, за границу, на Запад. И вот уже в Киеве за американский доллар требуют больше 20 гривен, а белорусы привычно выстраиваются в очередь к обменникам, и отпугнуть их не имеет возможности кроме того сумасшедший 30%-ный налог на приобретение валюты. Но и тут волна не останавливается, она катится дальше, обтекает перешедшую на евро Прибалтику и разливается по государствам Восточной Европы.

И вот уже польский злотый, венгерский форинт и чешская крона также валятся вниз, обновляя долгие рекорды падения.

Также не забываем 98-й

Отдавая дань исторической близости, нынешняя девальвация позвала в государствах Восточной Европы те же самые ассоциации, что и в Российской Федерации.

Да что же это такое, неужто снова, как в 98-м? — хором отыскали в памяти поляки, венгры и чехи. Так как им вправду имеется что отыскать в памяти. Тогда российский дефолт за компанию обвалил и их экономики, не смотря на то, что казалось, что они уже совсем выбрались из постсоветской депрессии. Аккуратненькие, только что деноминированные валюты Восточной Европы обесценились, само собой разумеется, не в четыре раза, как рубль, а всего лишь на треть, но и это было для них ощутимым ударом по только-только проклюнувшемуся благосостоянию.

на данный момент все пошло по похожему сценарию.

В этот вторник, на следующий день стремительного падения рубля, интернациональные инвесторы спохватились, что Российская Федерация — это хоть и с краю, но где-то в Восточной Европе. И кроме нее, в этом регионе имеется еще Украина, Белоруссия а также Польша, Чехия и Венгрия, чьи экономики смогут в любую секунду последовать за российской, пускай и не так глубоко вниз. Значит, по возможности деньги лучше забрать и оттуда, исходя из этого всю прошедшую семь дней валютные котировки тех государств Восточной Европы, кто еще не успел перейти на евро, скоро падали, и падение не закончилось кроме того тогда, в то время, когда рубль уже отскочил и начал укрепляться обратно.

Лишь в начале данной семь дней им удалось остановиться.

Само собой разумеется, приблизительно 5%, на каковые просели за чемь дней валюты Польши, Чехии и Венгрии, не идут ни в какое сравнение со скачком рубля, но и уязвимость к колебательным процессам валютного курса у этих государств значительно выше. В том месте живут много тысяч семей с валютной ипотекой, а часть импорта в ВВП у них многократно выше, чем у России. Да и по большому счету, за годы судьбы в ЕС местное население успело порядком отвыкнуть от резких маневров курса в стиле 90-х.

Тем более жалко, в то время, когда эти маневры происходят не из-за глобального, затронувшего все приличные государства кризиса, как в 2008-2009 годах, а по причине того, что не любимая ими Российская Федерация через чур заигралась со собственными нефтеимперскими амбициями.

Мебель, лекарства и банки

Растолковать падение валют Восточной Европы чем-то, не считая плохого влияния России, достаточно тяжело. Возможно было бы попытаться списать все на неприятности евро, что на данный момент также медлено падает к доллару из-за приближающихся непредсказуемых выборов в Греции и неспециализированных экономических неприятностей государств еврозоны.

Все-таки и Польша, и Венгрия, и Чехия хоть и не перешли на единую европейскую валюту, но приблизительно три четверти собственного экспорта реализовывают как раз в еврозону. Но в случае если какое-то влияние неприятностей евро тут и было, то совсем незначительное — и злотый, и форинт, и крона к евро просели практически равно как и к доллару.

Никаких особенно негативных новостей о состоянии экономики самих этих государств также не было.

Но хватало заявлений от наибольших компаний Восточной Европы о том, что их экспорт в Россию либо их филиалы в Российской Федерации смогут без шуток пострадать от девальвации рубля. К примеру, для Польши, не обращая внимания на все конфликты, Российская Федерация остается наибольшим рынком сбыта за пределами Европейского союза, на что приходится более 5% польского экспорта. Польша и без того за год успела утратить на этом направлении практически $1 млрд по причине того, что Российская Федерация сперва запретила польские яблоки, а позже по большому счету практически всю польскую аграрную продукцию. А сейчас ко мне добавится еще и резкая девальвация рубля, которая неизбежно скажется на продажах строительных материалов, мебели и другого польского экспорта в Российской Федерации.

Чехи экспортируют в Россию намного меньше поляков, но у них тут огромные инвестиции.

Богатейший человек Чехии Петр Келлнер из-за российской девальвации уже обеднел на $200 млн. Принадлежащий ему банк Home Credit, для которого Российская Федерация — наибольший рынок, уже за первые три квартала этого года столкнулся с падением спроса на кредиты и взял 67 миллионов евро убытков. А по окончании девальвации спрос на его кредиты может по большому счету устремиться к нулю.

Русским снижением курса напуганы чешский производитель паштетов Hame, производитель тканей Juta, производитель промышленного оборудования Alta. Радуется лишь Skoda, у которой продажи выросли на пара десятков процентов.

Не смотря на то, что и в том месте знают, что данный рост временный, и больше сохраняют надежду на собственные два сборочных завода в России — в Нижнем Новгороде и Калуге.

Венгрия незадолго до кризиса затеяла с Россией сходу два больших энергетических проекта: строительство «Южного потока» и расширение АЭС «Пакш». С «Южным потоком» все уже провалилось, а в проекте АЭС прибавилось тумана, по причине того, что 80% затрат на постройку двух новых энергоблоков венгры собирались покрыть за счет льготного русского кредита.

У фармацевтической Gedeon Richter, входящей в тройку наибольших компаний Венгрии, на Россию приходится около четверти всех продаж. Кто сейчас в Российской Федерации сможет брать их лекарства по окончании девальвации? У второй компании из первой тройки — банка OTP — в Российской Федерации также громадный бизнес, чьи убытки неизвестно куда девать.

Уходим из Чехословакии

Наконец, кроме неспециализированных зависимости и экономических проблем Евросоюза от русского рынка, в девальвациях валют Восточной Европы точно не обошлось и без третьего, весьма обычного в таких обстановках фактора, — не сильный осведомленности многих международных инвесторов о том, что страны, расположенные рядом между собой на карте, не обязательно имеют похожую структуру экономики.

В то время, когда где-то что-то начинает быстро падать, то решения по соседним государствам довольно часто принимаются в панике и без какого-либо важного изучения их ситуации. Когда-то эти страны перечислялись в одном последовательности, значит, и инвестиционные ответы по ним нужно принимать однообразные.

И в случае если какой-нибудь в полной мере экономически здоровой стране не повезло ассоциироваться с кем-нибудь проблемным, то нужно будет потерпеть пара оттока падения капитала и месяцев курса.

Совершенно верно так на протяжении азиатского кризиса 1997 года интернациональные инвесторы наказали Республику Корея. Кризис был помой-му на большом растоянии, в Юго-Восточной Азии — у Таиланда, Филиппин, Индонезии, Малайзии.

Но зацепило и Республику Корея, по причине того, что тех именовали новыми и азиатскими тиграми индустриальными государствами, и Корею так когда-то именовали. На подробности времени не было, все ринулись выводить деньги и снижать корейский кредитный рейтинг. В следствии за последние месяцы 1997 года курс корейского вона упал практически вдвое. А позже инвесторы присмотрелись и увидели, что нет, в том месте совсем второе, возможно возвращаться. И уже во второй половине 90-ых годов двадцатого века и курс, и кредитный рейтинг Республики Корея возвратились фактически на докризисный уровень.

Приблизительно то же самое случилось с странами Восточной Европы во второй половине 90-ых годов двадцатого века и происходит на данный момент. Падение их валют связано не столько с настоящей экономической обстановкой, сколько с тем, что интернациональные инвесторы — люди консервативные и не весьма внимательные к подробностям. Исходя из этого не все из них успели привыкнуть к тому, что ни соцлагеря, ни СЭВа больше не существует. Многие продолжают по инерции вычислять, что Польша, Венгрия либо запропастившаяся куда-то Чехословакия — это в случае если и не составная часть, то не более чем зависимые придатки экономики РФ, быть может, СНГ, быть может, СССР — либо как в том месте сейчас именуется эта страна, где живут русский и медведи. Исходя из этого в случае если у русских что-то с треском валится, то и из соседних государств также для верности лучше вывести все, что вероятно.

Максим Саморуков

Источник: slon.ru