Как Путин для каждого нашел нужные слова

Вы предположительно также, как и многие немцы, желали бы переехать жить в Крым? В случае если нет, то возможно среди ваших привычных имеется те, кто об этом грезит? Также нет таких? Это приводит к недоумению.

Так как «Русский газета» еще в январе опубликовала материал с заголовком: «Германский политик: Все больше граждан ФРГ думают о переселении в Крым», в котором утверждалось, что желание переехать испытывают многие немцы.

Это, само собой разумеется, явная глупость, и на нее возможно было бы просто не обратить внимания, списав легко на пример неумелой работы журналиста. Но, это было бы неточностью. Эксперты, привычные с тем, как трудятся СМИ в Российской Федерации, утверждают, что это не случайность, а намеренное применение Кремлем подконтрольных ему СМИ как проводников собственной агрессивной внешней политики. Именно это и именуется «гибридной войной».

Вначале подобные способы манипуляции публичным мнением и намеренной и последовательной дезинформации использовались чтобы упрочить власть президента страны Владимира Владимировича Путина. Но по окончании начала конфликта на Украине агитационные приемы вышли на новый уровень, разрешивший при помощи полуправды, распространения и дезинформации откровенной лжи уравнять в публичном сознании украинцев с нацистами.

Уже некое время в фокусе данной направленной дезинформации находится Германия, вероятно по причине того, что Ангеле Меркель все-таки удалось сохранить единство в ЕС в вопросе антироссийских санкций. По всей видимости были надежды на то, что из-за миграционного кризиса Меркель нужно будет уйти со собственного поста, и тогда остальные европейские лидеры станут посговорчивее.

Манипуляция публичным мнением и психотерапевтическое действие на собственных граждан не являются в Российской Федерации чем-то новым. Аналитики из Минобороны РФ и разведслужб уделяли громадное внимание ведению «информационных войн» еще в 90-х годах прошлого века. Обращение тут идет о навыках применения дезинформации с целью трансформации восприятия людьми окружающей их вызова и реальности желаемой реакции у получателей данной дезинформации.

В особой литературе такая практика именуется «рефлексивным контролем».

Такими практиками в Российской Федерации занимаются эксперты, которых принято именовать «политтехнологами». В их распоряжении находятся целый спектр разнообразных методик и практик, разрешающих наглядно демонстрировать, как действенно они смогут функционировать в русском информационном пространстве, полностью появлявшемся под контролем Кремля. В следствии преднамеренно вызываемого искаженного восприятия действительности большая часть граждан страны начали испытывать ужас и жить в ощущении постоянной угрозы.

В массмедиа намеренно конструируется и распространяется образ Запада как враждебной силы, обезопасисть от которого может лишь Путин, альтернативы которому нет и не может быть. Поэтому-то и не следует удивляться, что рейтинг Путина с его патерналистским образом так высок, поскольку граждане страны живут в ощущении «осажденной крепости». Эти статистические показатели в конечном итоге свидетельствую не столько о настоящей помощи российского президента его гражданами, сколько о немыслимых удачах, которых удалось достигнуть российской пропаганде.

В качестве инструмента внешнего действия за пределами собственной страны целью пропаганды есть неуверенности и распространение страха среди обитателей вторых стран. Тут ставка делается на негатив. Чем больше негативных новостей, чем чаще они появляются, тем легче будет вынудить людей ощутить неуверенность в государстве и собственном обществе.

Следствием для того чтобы «информационного шума» есть утрата четкого представления о настоящей ситуации.

направляться подчернуть, что в Российской Федерации, кроме официальных правительственных СМИ, имеется кроме этого контролируемые Кремлем каналы, а для внешнего действия употребляются намерено созданные для этих целей канал Russia Today и информационное агентство Sputnik. Очень деятельно русские пропагандисты действуют и в сети. В большинстве случаев это трудится так: на каком-то достаточно неизвестном ресурсе либо не через чур популярном блоге публикуется новостное сообщение, которое срочно подхватывают и перепечатывают множество сайтов со спорной репутацией.

После этого эти сведенья публикуют уже большие российские издания, каковые дают ее ссылаясь на «источники в Сети». Наряду с этим вопросом о достоверности самого сообщения не задается никто.

Как раз так в январе и показалось сообщение о якобы имевшем место изнасиловании и похищении беженцами девочки в Берлине. В первый раз эта «новость» показалась именно на таком вот вызывающем большие сомнения сайте, но она мгновенно была подхвачена национальными средствами информации, включая и телевидение, которое наблюдают многие «русские немцы». Скоро они стали в соцсетях и по SMS приобретать призывы выйти на демаршы против мигрантов.

Кроме этого, распространением данной дезинформации занимались отделы иновещания на немецком языке русских СМИ, что срочно отыскало широкий отклик среди правых популистов. Нетрудно подметить, что в целом содержание зарубежного вещания русских СМИ и праворадикальных изданий в самой Германии страно схожи. Наряду с этим они легко ссылаются друг на друга как на точные источники.

Чтобы сделать собственный сообщение более убедительным, пропагандисты взяли на вооружение особенную «берущую за душу» интонацию, делающую сообщение более эмоционально окрашенным. Новостной телевизионный сюжет делается больше похож на клип либо сценку из остросюжетного боевика.

Попросту говоря, продукты пропаганды имеют захватывающее содержание и легко воспринимаются не в последнюю очередь еще и вследствие того что их создатели (намеренно либо нет) не затрудняют себя проверкой достоверности их содержания.

Национальные СМИ и сотрудничающие с ними прокремлевские издания — только две составляющие агитационной автомобили. Третьем элементом есть раскрутка и производство так называемых интернет-мемов — забавных фотоколлажей либо видеороликов, каковые вирусно распространяются в соцсетях, а для убедительности таковой дезинформации придаются ссылки на псевдоинформационные сайты либо намерено созданные страницы в Википедии. Так, например, они «отработали» сообщение о якобы случившемся взрыве на химическом производстве в американском городе Сентервилле в сентябре 2014 года.

Необходимо выделить, что соцсети играются особенную роль в распространении пропаганды. Применяя «социальных ботов» (управляемых роботами профилей) в соцсетях массово распространяется дезинформация, этим же разъясняется и обилие комментариев прокремлевского содержания на глубокоуважаемых международных информационных ресурсах. Стала уже широко известной компания Internet Research Agency, узнаваемая называющиеся «Тролли из Ольгино» (по района Петербурга, где расположены конторы компании).

Лишь в данной организации руководили тысячами поддельных профилей в соцсетях и на дискуссионных площадках, чтобы продвигать политическую линию Кремля в Сети. В немногих оставшихся в Российской Федерации свободных СМИ были публикации, раскрывающие сообщение данной компании с администрацией главы Российской Федерации.

Однако, такие ресурсы как украинский stopfake.org, российский Noodleremover.news и Disinformation Review — подразделение Внешнеполитической работы ЕС — достаточно удачно ведут борьбу с дезинформацией русском пропаганды.

Само собой разумеется, было бы неточностью преувеличивать эффективность русском пропаганды, но не следует ее и недооценивать. Фальшивое сообщение о якобы изнасилованной в Берлине девочке удалось достаточно скоро опровергнуть.

Но неприятности, с которыми сталкивается Европа, такие как кризис и наплыв беженцев еврозоны, питают разнообразные дезинформационные кампании. Не вызывает сомнений то, что подконтрольные кремлю СМИ и другие ресурсы будут в дальнейшем задействованы чтобы воспламенить публичную дискуссию и поддерживать общество в западных государствах в возбужденном состоянии, применяя для этого неправда и полуправду.

Что же мы можем этому противопоставить?

Открытое общество должно владеть базисной информационной грамотностью. Другими словами, должно мочь критически оценивать источники и любую информацию, из которых она поступает. Кроме этого, опытные СМИ и сами журналисты должны всегда совершенствовать навык отражения действительности, опираясь только на точные факты, а также (и особенно) принимая к сведенью развитие новейших технологий.

Источник: ru.delfi.lt