Как иракские курды нефть продавали

Полуавтономная провинция Ирака Курдистан применяет сложные схемы для продажи нефти в обход центрального правительства и продолжит заниматься этим независимо от мнения Багдада, по причине того, что курдам необходимы деньги для борьбы с «Исламским страной».

Дабы не быть увиденным властями Ирака, Курдистан отправляет нефть через Израиль, перегружает партии с корабля на корабль у берегов Мальты и применяет суда-приманки для отвлечения внимания, поведал Рейтер министр природных ресурсов Курдистана Ашти Хаврами.

Курды говорят, что вынуждены реализовывать нефть в обход Ирака, по причине того, что он не делает обязательства по отчислениям в региональный бюджет в 2014 и 2015 годах. Со своей стороны, предыдущее и нынешнее правительства Ирака обвиняли курдов в нарушении соглашения по передаче нефти Багдаду.

Курдистану причитается 17 процентов бюджета Ирака, и регион заявляет, что испытывает недостаток в стабильном доходе для покрытия текущих затрат, а также на содержание бессчётных беженцев из Ирака и Сирии и финансирование собственной армии, сражающейся с исламскими фундаменталистами.

Курдистан экспортирует более чем 500.000 баррелей нефти в день и уверен в том, что Багдад хотя бы частично смирился с прямыми поставками из региона в 10 государств.

«Практически мы продолжительное время подвергаемся денежной дискриминации. К началу 2014 года, в то время, когда мы не взяли денег, мы сделали вывод, что пора поразмыслить о собственной продаже нефти», — сообщил Хаврами.

Региональному правительству Курдистана (РПК) предстояло отыскать клиентов, готовых брать количества, равные громадному танкеру каждые два дня.

Многие компании опасались иметь дело с курдами, по причине того, что Ирак угрожал за это судом.

«Масштабы были впечатляющими, и для нас это было что-то совсем новое. Клиенты желали, дабы РПК само фрахтовало танкеры, а мы ничего не знали о морском транспорте и перевозках», — сообщил Хаврами.

Для поиска судов курды наняли умелого трейдера Муртазу Лакхани, что в 2000-е годы трудился на Glencore в Ираке.

«Он совершенно верно знал, кто будет с нами трудиться, а кто нет. Он открыл нам двери и отыскал перевозчиков, готовых с нами трудиться», — сообщил Хаврами.

Он и Лакхани отказались назвать перевозчиков, покупателей и трейдеров курдской нефти.

Ирак подал в суд на греческую судоходную компанию Marine Management Services за ее участие в экспорте курдской нефти. По словам источников на рынке, эту нефть брали пара компаний, включая Trafigura и Vitol, каковые отказались от комментариев на эту тему.

Кое-какие клиенты отправляли танкеры в израильский порт Ашкелон, где нефть перегружалась в хранилища для предстоящей продажи в Европе. Время от времени нефть перегружалась с одного танкера на другой у побережья Мальты, дабы сохранить настоящих клиентов в тайне. Иногда употреблялись два танкера, один из них порожний, дабы затруднить отслеживание.

«Все внезапно стали экспертами по отслеживанию судов, исходя из этого нам было нужно показать изобретательность. Но одно стало очевидным — в случае если нефть добыта, ее уже не остановить», — сообщил Хаврами.

Курдистан собирается повысить экспорт до 1 миллиона баррелей в день и желает кроме этого стать одним из больших поставщиков газа, что сделает его участником мирового рынка источников энергии.

ССОРА ИЗ-ЗА ДЕНЕГ

Денежный спор между РПК и центральным правительством Ирака не утихает уже два года.

«Мы согласны на настоящий бюджет, которого Багдад придерживался бы без всяких условий, но мы не желаем быть вписаны в теоретический бюджет, не стоящий бумаги, на которой он написан», — сообщил Хаврами.

Он утвержает, что в 2014 году в госбюджет были заложены поставки нефти из Курдистана в количестве 400.000 баррелей в день, что в то время было технически нереально. В январе 2014 года Курдистан взял из госбюджета $500 миллионов вместо причитающихся ему $1-1,2 миллиарда, в феврале отчисления были опять урезаны, а в марте всецело остановились, сообщил Хаврами.

«Багдад потребовал нефть, которой у нас не было. Отечественная делегация во главе с премьером Нечерваном Барзани отправилась в Багдад, дабы узнать, что происходит. Но они не хотели слушать отечественные доводы и настаивали на сокращении бюджета», — поведал Хаврами.

«Исходя из этого нам было нужно собраться с силами и ускорить строительство трубопроводов. К маю 2014 года главная инфраструктура была выстроена, и мы готовься к независимым продажам».

Сейчас денег в регионе практически не осталось, правительство задерживало заработную плат госслужащим, а также армейским, и задолжало миллионы долларов компаниям Genel и DNO, разрабатывающим курдские нефтяные месторождения.

Неспешно трейдеры и покупатели стали использовать личные суда для перевозки курдской нефти, но Багдад припугнул за это судом, и одна партия на пара месяцев застряла в Соединенных Штатах, по окончании чего возвратилась в Европу, где была реализована.

С того времени курдская нефть не пересекала Атлантику.

«Оглядываясь назад, 2014 год был для нас весьма успешным, по причине того, что неприятности были лишь с двумя танкерами — в Соединенных Штатах и Морокко. К Январю нам удалось сократить задолженность по заработной плату до одного месяца», — сообщил Хаврами.

Продажа нефти в 2014 году разрешила Курдистану одолжить у Турции и трейдинговых компаний около $3 миллиардов.

НОВАЯ НАДЕЖДА

В конце прошлого года у курдов показалась надежда на улучшение взаимоотношений с Багдадом, где власть перешла к новому правительству. В декабре стороны договорились, что в 2015 году Курдистан будет отправлять в Ирак в среднем 550.000 баррелей нефти в день и приобретать 17 процентов госбюджета, либо более чем $1,1 миллиарда в месяц.

Но сначала все пошло не так: в январе Багдад объявил, что курды не делают условия соглашения, и перечислил $200 миллионов.

С января по июнь курды взяли $2 миллиарда, другими словами менее 40 процентов причитающихся им денег.

«В феврале 2015 года мы опять отправились в Багдад и поняли, что бюджет отправился насмарку, и они просто работают с теми деньгами, каковые имеется у них на руках… Они говорят: «Вот все, что у нас имеется, по причине того, что стоимость бареля нефти упали, и мы не можем заполнить недостаток бюджета». К марту мы заключили , что у нас нет другого выбора как возобновить независимую продажу нефти», — поведал Хаврами.

Он утвержает, что в ноябре нефть у курдов брали порядка 10 государств, каковые он не назвал. Источники в торговых кругах сказали Рейтер о поставках курдской нефти в Венгрию и Израиль, а также в балтийские порты Гданьск и Бутинге.

С июля Курдистан приобретает от продажи нефти $800-850 миллионов в месяц, что разрешает ему платить зарплаты и оплачивать работу зарубежных нефтяных компаний.

Багдад так же, как и прежде обвиняет Курдистан в нарушении договоренностей и угрожает судом клиентам курдской нефти, но, наверное, смирился с тем, что РПК самостоятельно реализовывает нефть с месторождения Киркук через турецкие порты.

«Спросите любого курда, и он сообщит вам, что его самая громадная мечта — это независимость. Но на уровне правительства основная цель отечественной политики — это экономическая независимость. Мы стремимся сами решать отечественные неприятности, и у нас хватает средств для этого», — сообщил Хаврами.

Дмитрий Жданников

Источник: warandpeace.ru