Как иммигранты пользуются федеративным устройством США

Права штатов и городов могут быть ответственнее заинтересованностей проводимой Вашингтоном миграционной политики

Тема надвигающейся миграционной трагедии в Европе стала для русских СМИ одной из любимых. Мы знаем, что несчастный континент будет скоро затоплен толпами злых и голодных иммигрантов, виной чему попустительство властей, каковые не хотят брать обстановку под контроль.

В это же время, именно в Европе иммиграционные потоки контролируются достаточно жестко: перебравшиеся на территорию ЕС нелегальные иммигранты смогут или попросить убежища, по окончании чего их помещают в фильтрационные лагеря для разбирательства, или – быть депортированы. Кроме того при хорошего ответа беженцев ожидает поражение в гражданских правах – к примеру, они не имеют права на работу и должны ограничиваться минимальным социальным пакетом. Совокупность выстроена так, дабы дать иммигрантам относительно комфортный (по их меркам) уровень судьбы, но, одновременно с этим – окончательно закрыть их на социальном дне.

Чтобы отыскать примеры вправду либеральной (либо с позиций правых – попустительской) политики в отношении миграции, нам направляться перенестись за океан – В США Америки. Тут нелегалы часто пользуются немыслимыми по европейским меркам правами, что связано не столько с сознательной госполитикой, сколько с несоответствиями между властями различных уровней.

Обитателю России тяжело представить себе, как национальное устройство США – настоящей, а не фиктивной федерации – отличается от привычного нам. Правила федерализма распространяются тут на устройство как законодательной, так и аккуратной власти, включая правоохранительные органы.

В Соединенных Штатах нельзя найти местные аналоги всепроникающих русских монстров наподобие ФСБ либо МВД: практически все американские «силовые ведомства» (law enforcement agencies) действуют независимо от федеральной власти, подчиняясь влияниям штатов, округов и городов. В маленьком городе в полной мере смогут совершить тендер между частными компаниями на организацию милицейских одолжений. Федеральные «силовые» агентства появляются весьма поздно: к примеру, FBI – в 1908 году, Федеральное бюро колоний – в первой половине 30-ых годов двадцатого века, Федеральное агентство по наркотикам (DEA) – в первой половине 70-ых годов XX века, а федеральная миграционная работа (U.S.

Immigration and Customs Enforcement, ICE) – лишь в 2003 году, спустя два года по окончании террористических актов 11 сентября.

Из-за децентрализованной структуры страны проводить скоординированную миграционную политику сложно.

Федеральное правительство вынуждено надеяться на необязательное содействие не подчиняющихся ему властей, каковые далеко не всегда рекомендует функционировать в соответствии с волей центра.

Более чем 200 городов и округов в стране открыто саботируют работу ICE – их условно обозначают как «sanctuary cities» (города-убежища). В их число входят Вашингтон, Нью-Йорк, Бостон, Чикаго, Филадельфия, Майями. Во всех этих городах внутренние руководства муниципальный муниципальных служб и полиции запрещают им сотрудничать с ICE, а также выдавать им для депортации нелегалов, не совершивших уголовные правонарушения.

Подобная «укрывательская» политика подчас проводится и на уровне штатов.

Так, в соответствии с приказу губернатораМэна от 9 апреля 2004 г. милицейский штата есть в праве запросить данные об иммиграционном статусе человека, лишь если он подозревается либо обвиняется в совершении уголовного правонарушения (иммиграционный статус свидетелей и потерпевших не раскрывается). Гражданские госслужащие штата кроме этого не имеют права запрашивать подобную данные, не считая как согластно судебному вердикту либо при рассмотрении заявки на участие в социальных программах.

В 2011 году законодательное собрание штата Мэн (контролируемое, кстати говоря, республиканцами) приняло билль HB116, обязавший полицию штата воздерживаться от выяснения иммиграционного статуса лиц, не подозреваемых в правонарушениях либо важных правонарушениях. Помимо этого, данный же закон предоставил нелегальным иммигрантам возможность взять легальное разрешение на работу при уплате довольно маленького штрафа – до $2500.

Еще свободнее нелегальному иммигранту живется в Калифорнии.

Тут он не только надежно защищен от страха депортации, но и пользуется многими гражданскими и социальными правами. К примеру, California Dream Act от 2011 году предоставил нелегалам право на получение грантов на обучение в колледжах штата. С 2013 года все обитатели Калифорнии, независимо от собственного иммиграционного статуса, есть в праве приобретать водительские удостоверения (самые популярные в Соединенных Штатах удостоверения личности), а с 2014 году – вести адвокатскую практику. Наконец, поправка к Welfare and Institutions Code, принятая в октябре 2015 году, распространила воздействие бесплатной медицинской страховки на всех подряд жителей штата младше 19 лет.

Вопрос о sanctuary policies, проводимых штатами и городами, много раз поднимался на протяжении идущей президентской кампании. Все кандидаты от республиканцев обещают бороться с этим явлением: самая жёсткую позицию, очевидно, занял Дональд Трамп, дававший слово «покончить» с городами-убежищами. Джебб Буш был более осмотрителен, заявив только о необходимости урезать финансирование их МВД. Любопытно, что позицию Трампа разделяют и кандидаты латиноамериканского происхождения.

Достаточно отыскать в памяти филиппики Теда Круза против демократов, «предпочитаюших партийную верность Белому дому Обамы сохранению судеб детей, каковые будут убиты преступниками-нелегалами» либо замечание Марка Рубио о «радикальных элементах, каковые считают, что мы не должны претворять в судьбу никакие из отечественных иммиграционных законов».

Позиция Хиллари Клинтон представляется пара противоречивой. По окончании нашумевшего убийства, совершенного в Сан-Диего (Калифорния) нелегалом, она заявила в интервью CNN, что власти города совершили неточность, не депортировав его, как предписывало федеральное правительство. Но до этого она вместе с Берни Сандерсом – сенатором от Вермонта – голосовала в Конгрессе против закона, урезающего федеральное финансирование городов-убежищ.

Не будем касаться вопроса о том, как обоснованы претензии республиканцев.

Как федеральный центр может потребовать подчинения от властей по этому вопросу, в случае если его личная позиция довольно-таки амбивалентна (на взгляд человека континентальной европейской культуры)? Теоретически Вашингтон требует передавать нелегалов для депортации ICE, а на практике – обязывает их отдавать детей в национальные школы, а нелегалов-мужчин – становиться на воинский учет.

Вряд ли новый президент вправду покончит с «sanctuary cities». Дело кроме того не в том, что это означало бы радикальное перераспределение власти от штатов и городов в пользу Вашингтона. Скорее, разгадка лежит в изюминках американской культуры, традиционно лояльной к личной инициативе и риску, и выстроенной на культе иммигрантов-пионеров, переплывших океан в отыскивании лучшей доли.

В итоге, какая еще страна не считая США когда-либо разыгрывала собственный гражданство в лотерею? В долговременной возможности все это заблаговременно обрекает борцов против легальной либо нелегальной иммиграции на поражение.

Источник: www.forbes.ru