Это кризис? Или предупреждение?

15 и 16 декабря с.г. курс рубля к другим валютам упал на рекордные размеры.

В определенные моменты за 1 американский доллар давали 80 рублей, а за евро — 100. Что дальше? — задавались вопросом все, хоть как-то причастные к валютному рынку. Те, у кого имеются накопления (в рублях) ощущали, что разоряются. В один момент рост стоимостей, инфляция переступила двухзначный предел.

Казалось, наступает трагедия.

Кто виноват? — Тут мнения разошлись.

Одни старались всё свалить на Центробанк — за плавающий повышение и курс «главной ставки процента» (я бы уже назвал её «учётной ставкой процента», как во всех центральных банках), которая одна в этих условиях содействовала восстановлению равновесия на валютном рынке.

Другие ссылались на падение стоимости одного бареля нефти и предшествующее введение санкций.

Через 2-3 дня, в то время, когда Президент Путин общался со СМИ, рубль остановился либо кроме того мало вырос. Испытанные потрясения заставляют смотрящих за событиями граждан однако осознать, что происходит и чего направляться ожидать?

Сейчас я ограничусь только краткими успокоениями (это я так считаю) и предупреждениями.
В сущности мы замечали лишь определенные поверхностные явления — падение курса рубля, самое громадное в мире, где на данный момент относительно доллара падают национальные валюты большинства государств (не считая Еврозоны).

Но Путин имел все основания, дабы привести на пресс-конференции 18 декабря массу хороших результатов уходящего года.

Агропромышленный комплекс собрал рекордный урожай — 104 млн. тысячь киллограм, бюджет страны свёрстан с профицитом. Кроме того ожидается рост экономики — на 0,6%. Вправду, главная часть русском экономки ещё пребывает в относительном самообладании.

Накопленные резервы чуть затронуты. Предпринимательство, которое власть всё бóльше призывает повышать активность, направляться призывам и вносит всё больше предложений, вкладывая всё больше упрочнений в спасение собственных компаний.

Кинул взор на картину трансформаций последних лет. Всего 23 года назад начались рыночные реформы.

16 лет назад мы пережили экономический кризис 1998-го года, чем-то напоминающий сегодняшний, которым завершился Первый трансформационный этап развития новой России.

1999 год. Начинается следующий, Второй этап. К власти приходит Путин. Стоимость бареля нефти, миновав нижнюю точку (8 долл. / бар.), меняют направление динамики.

С этим возобновляется рост русском, уже рыночной экономики.

В 1999-2003 гг. основной силой подъёма есть активизация молодого русского бизнеса, девальвация рубля. С Путиным во власть приходит его команда — бюрократия из силовых структур и Петербурга. С 2003 г. решающую роль начинает играться подорожание нефти и газа, влияние бизнеса на политику понижается, рыночные реформы свертываются. Происходит поворот в экономической политике, в которой ставка на доходы от экспорта углеводородов дополняется усилением влияния государства и государственного сектора.

Предпринимательская активность понижается, увеличивается роль бюрократии. При высоких нефтегазовых доходах работа по совершенствованию рыночных и дополняющих их правовых механизмов свертывается, темпы институциональной модернизации сходят на нет. С началом нового этапа мирового финансового кризиса в 2008-2009 гг. кризис начинается и в Российской Федерации.

Доходы от нефти и газа падают. С выходом из открытой фазы кризиса по окончании 2010-2011 гг. узнается, что без их подпитки темпы экономического подьема понижаются. К концу 2013 года делается ясно, что без растущих стоимости одного бареля нефти при сложившейся политической совокупности юная русский рыночная экономика была лишенной собственных, достаточно сильных университетов роста.

В 2014-ом она вступила в состояние стагфляции.

В своё время я писал о трёх сценариях последующего развития: модернизация сверху, которая была бы продолжением курса 2003-2010 гг.; радикальный решительный рывок в сторону правового государства и либерализации; постепенное развитие, основанное на сотрудничестве различных социально-политических сил, в первую очередь бюрократии и бизнеса, избегающих конфронтации.
В 2011-2012 гг. на протяжении протестного перемещения стало известно, что радикально-либеральные силы не сильный и сценарий второй, решительного рывка, в скором будущем не имеет возможностей. Победа Путина на выборах президента создала предпосылки для перемещения в сторону упрочнения сложившегося реализации и режима первого сценария — модернизации сверху, что с высокой возможностью стал бы продолжением сложившегося ранее курса.

Действия 2014 г. с сильной внешнеполитической составляющей и с упрочнением авторитарных линия возможно разглядывать как окончательный выбор первого сценария и интенсификацию его осуществления.

Импортозамещение, поворот на Восток, мысль реализации мегапроектов — отмечали черты модернизации сверху.

Последовавшие санкции со стороны Запада, падение стоимости одного бареля нефти, большое сокращение возможностей тесного сотрудничества с самыми развитыми инновационными государствами стали причиной нынешнему кризису, что лишь начался с усиления курса инфляции и падения рубля. Кроме того то, что случилось, уже светло говорит о том, что первый сценарий кроме этого должен быть снят с повестки дня. Центр внимания смещается на сценарий постепенного развития, но с определенной его радикализацией, пускай не сходу.

Большая смена политики в сторону либерализации экономики, активизации предпринимательства на базе защиты его прав на пути продвижения главенства закона, делается очевидной необходимостью. Единственная альтернатива — нарастающий упадок.
В этом контексте направляться основательно поразмыслить над предстоящим развитием событий.

Евгений Ясин

Источник: echo.msk.ru