Экс-глава Коми сделал громкие заявления из-за решетки

Экс-глава Коми Вячеслав Гайзер уже полгода сидит в следственный изолятор «Лефортово». Его арест, как продемонстрировал один из опросов, стал стрессом для элит. Задержание Гайзера случилось уже того, как за решёткой был экс-глава Сахалинской области Александр Хорошавин, и кое-какие специалисты их именуют звеньями одной цепи (попавшей под «демонтаж управленческой совокупности»).

Хорошавин замкнут, Гайзер — разговорчив и открыт. Мы передали ему за решетку вопросы, на каковые экс-глава Коми с радостью ответил.

— Не думаете поменять фамилию? Так как она стала уже нарицательной.

Так и говорят «дело Гайзера». Варвара Караулова, которая как и вы, на данный момент в «Лефортово» как раз из-за собственной фамилии предпочла стать Ивановой.

— Фамилию поменять не планирую!

Она у меня от немцев, каковые еще при правлении Екатерины II перебрались и осели в Николаевской области (прим.-область на юге Украины). По окончании окончания Второй мировой моя бабушка была репрессирована, так моя семья появилась в Коми.

«Дело Гайзера» не о коррупции, и его ошибочно именуют моим именем. на данный момент следствие изучает под микроскопом не результаты моей деятельности, а работу «Фонда помощи инвестиционных проектов республики Коми», что совершал все сделки и управлялся Агентством по управлению имуществом Республики Коми. Агентство входило в структуру одного из министерств Правительства Коми, высшим должностным лицом которой я являлся.

Я никак не оказывал влияние на работу Фонда.

— И все же смущает кроме того тот факт, что вас именуют одним из самых богатых людей страны. У Вас было изъято 60 кг драгоценностей и 150 часов ценой от $30 тыс. до $1 млн и коллекция часов… Откуда все это?!

— Довольно изъятого я могу со всей серьезностью заявить, что информация о громадной коллекции часов, денежных средств и ценностей – неправда.

Вправду, у меня было пара часов (не коллекция) маленькой цене — максимум 2-3 тысячи американских долларов, а никак не миллионов. Кстати, одни часы мне вернули.

— Что это за часы?

— «Ролекс». Они были на мне на протяжении задержания. Про 60 кг драгоценностей также враньё.

Из-за чего не 100, из-за чего не тонна? Мои юристы уже пара месяцев официально пробуют взять копию протокола обыска, дабы составить перечень изъятого, но следователи кроме того по запросу суда его не предоставляют.

— Как вы на данный момент проводите время в следственный изолятор? И как вы проводили досуг на свободе?

Действительно, что вы были любителем «царской охоты»?

— Просматриваю книги, занимаюсь спортом, изучаю материалы дела, участвую в следственных действиях, вижусь с юристами. Большое количество времени уходит на переписку с жителями и семьёй Коми.

Вот не поверите, но на свободе у меня не было времени на досуг. А вдруг и выпадал выходной сутки, то проводил его на даче с супругой. Ещё ходил в лес. Исходя из этого возможно заявить, что я любитель «негромкой охоты» — собирать грибы.

— Что тяжелее всего переносить в следственный изолятор человеку, некогда руководившему республикой?

— Учитывая, что я всю жизнь деятельно трудился, самое тяжелое в следственный изолятор — это отсутствие занятости и публично нужной деятельности.

— А вот весьма интересно, будучи губернатором вы заглядывали в следственный изолятор Коми с испытаниями? Дабы знать, как живут заключенные в вашем регионе.

— ФСИН есть федеральным ведомством, исходя из этого губернаторские испытания в следственный изолятор ни при каких обстоятельствах не проводились и не могли проводиться. Но что представляет собой совокупность ФСИН, мне замечательно было известно, поскольку отечественная республика — это один из первых регионов, в котором начали создавать рабочие места для осужденных.

— Вам избрали самую твёрдую меру пресечения, по причине того, что ваша дочь живет за границей, и следствие полагало, что вы имеете возможность уехать за границу. Как довольно часто вы ее навещали в Англии?

— Моя дочь не живёт в Англии, это искажение фактов. Она проходила маленькое обучение в этом государстве, но работает в Российской Федерации. Сам я в Англии был в один раз на обучении от Министерства экономразвития. Это было задолго до избрания меня главой региона.

Не считая справки, в которой указано обратное, никаких доказательств моих намерений скрыться, нет.

— У вас имеется недвижимость за рубежом?

— Нет у меня ничего.

И я ни при каких обстоятельствах не планировал скрываться от следствия. Новейшие технологии разрешают посредством электронного браслета осуществлять контроль все мои передвижения.

— Как ваши дети и супруга отнеслись к случившемуся?

Они поддерживают на данный момент вас?

— Семья сильно переживает. Полностью простая реакция людей на разлуку с родным человеком.

— Продолжительное время в следственный изолятор к Вам не пускали юриста.

Данный случай правозащитники кроме того озвучивали на встрече с президентом…

— Правильно, не пускали. В течение 3-х дней по окончании моего задержания по моей просьбе было достигнута договоренность с адвокатским бюро, дабы не пользоваться одолжениями юриста по назначению (того, которого назначает следователь).

Как раз с этого момента и начались неприятности с недопуском привлеченных юристов. И все вправду разрешилось лишь за счет того, что о проблеме недопуска юристов определил лично президент РФ Владимир Владимирович Путин. Как я знаю, гос Дума на данный момент разглядывает поправки к Уголовному кодексу, каковые упростят в будущем доступ юристов к подзащитным.

Я рад, что моя личная история помогла обратить внимание на такую значительную проблему по нарушению конституционных прав человека.

— Вы пробовали признать сам факт какое количество юристов к вам незаконным через суд?

— Да. Но 3 февраля Московский городской суд подтвердил правильность ответа Басманного суда и признал законными действия Следственного комитета.

По большому счету у меня большое количество вопросов, на каковые не имеет возможности ответить следствие. К примеру, из-за чего СМИ цитируют и озвучивают ущерб в миллиард рублей, не смотря на то, что в распоряжении по делу речь заходит о 160 миллионах рублей (да и те составляют суммы выданных Фондом займов, а не фактический ущерб от кражи имущества республики). Такие разъяснения в массмедиа не дают, тиражируя ошибочную данные из публикации в публикацию.

А ещё следствие публично заявляет о хищениях методом обмена одних акций на другие, наряду с этим отказываясь проводить оценку акций. Из-за чего?

Из-за чего нужные экспертизы назначаются каким то частным специалистам, а не в национальные учреждения. Из-за чего их заглавия подсудимому не озвучиваются кроме того в зале суда ?

— В других СИЗО на данный момент находятся ваши подчиненные. Вы понимаете, в каких они условиях? (У одного нет ноги, у второго удалены внутренние органы, пораженные раком — операция была незадолго до задержания — прим. Авт.).

— Я не могу знать об условиях содержания вторых обвиняемых по делу, но думаю что они не отличаются от моих.

Все, как у меня. Очевидно, я переживаю за каждого из них, поскольку они привлекаются к ответственности по тем же обвинениям, что и я.

ВТОРОЕ Вывод

Мы связались с человеком, что не понаслышке знает, кто таковой Вячеслав Гайзер, и попросили прокомментировать кое-какие высказывания экс-губернатора Коми.

Леонид Зильберг, соучредитель портала 7Х7. В Сыктывкаре его вычисляли человеком Алексея Чернова, помощника Вячеслава Гайзера. Но, сам Зильберг это отрицал. Вот что он сообщил, прочтя интервью:

— Гайзер ни при каких обстоятельствах не казался мне лживым человеком. Я думаю, ему органичнее сказать правду. То, что СМИ дают дутые цифры, весьма похоже на правду. Я видел чуть ли не десять различных вариантов.

И про часы — уверен, он говорит правду. Никакой показухой Гайзер ни при каких обстоятельствах не занимался. Если бы у него имелась важная коллекция часов, я бы об этом знал. Да и все бы знали, город у нас мелкий.

Что касается недвижимости… Думаю, недвижимость за рубежом у него имеется.

Не смотря на то, что формально он может сказать правду — вероятнее записано все на офшоры. Дочь Гайзера в случае если и живет в Сыктывкаре, то совсем не заметно. Так что по этому поводу сообщить ничего не могу.

И о Фонде.

Отпереться от него Гайзеру не удастся. Он был в курсе всего. Но правда содержится в том, что вся схема была создана не Гайзером, а до его прихода. И верное наименование дела — «дело Зарубина» (бывшего мужа Лолиты — Авт.).

Вина Гайзера только в том, что он не стал пересматривать правила игры, в то время, когда занял кресло главы республики.

Источник: www.mk.ru