Экономика России: что дальше?

противники и Сторонники нынешней модели русском экономики связывают с выступлением В. В. Путина в Федеральном Собрании кардинально разные ожидания.

Первые желали бы сохранить её основные правила, вторые — сохраняли надежду на отказ от них. Любая из сторон подкрепляла собственную позицию соответствующими доводами. Обратимся, но, к фактам. Результаты функционирования экономики со ставкой на олигархов как двигателей прогресса прекрасно известны.

Ещё более плачевными выглядят и официальные прогнозы экономической и денежной обстановке в Российской Федерации на ближайшие годы. Так, к примеру, незадолго до выступления главы Российской Федерации в государственной думе глава Сберегательного банка Г. Греф в очередной раз объяснил, что для финансирования «долгих» проектов в рамках лично-национального партнёрства на данный момент очень негативный момент.

Дело кроме того не в том, что у нас нет денег.

Согласно данным издания «Банковское обозрение», лишь банковские активы первой десятки самых богатых 111 русских миллиардеров превышают 200 млрд. рублей. В разы больше денежных средств систематично уходит из России в оффшоры. Но маловероятно, что они возвратятся обратно по окончании обещания В. В. Путина одноразово амнистировать их в родных краях. Это не разрешат сделать, в первую очередь, США, каковые уже приняли в собственном Конгрессе «резолюцию 758» о заморозке зарубежных квитанций определённой категории россиян.

Другими словами, война — имеется война, и её нельзя выиграть лишь на внешнеполитической и дипломатической стезе.

Русские приверженцы псевдолиберальных рецептов в экономике, посоветованных их американскими советниками ещё в начале 90-х годов, убеждают русского общественность, что этим рецептам якобы нет альтернативы. На практике же они всего лишь снабжают зависимость отечественной экономики от Запада, что, к примеру, скупил по низкой цене во второй половине 90-ых годов двадцатого века по окончании дефолта акции РАО «ЕЭС» и «Лукойла», осуществил афёры ГКО, давшие миллиарды долларов прибыли.

Но на данный момент наступают уже другие времена. Кроме того западные экономисты начинают отдавать предпочтение «громадной модели» социальной политики с активным участием страны в финансовой сфере и экономике. Мировая практика кроме этого говорит о многообразии дорог выхода из критического экономического положения.

Активное участие страны в социально-экономической жизни страны традиционно не только для России. Общеизвестен, например, опыт «экономического чуда» Японии, правительство которой в своё время отстояло личный курс на национальное регулирование в экономике, вопреки американским рецептам.

Японское «экономическое чудо» стало одним из хороших образцов помощи страной приоритетных производств, ликвидации убыточных и ненужных компаний, внедрения передовых технологических отказа и линий от применения «одолжений» спекулятивного и посреднического капитала.

Санкции Запада против России заставят, в конечном счёте, и нас скорректировать действующую сейчас модель функционирования экономики, ущербность которой наглядно демонстрируют события в юго-восточной части Украины, где громаднейшую угрозу для ополченцев воображает не Киев, а олигарх Коломойский с его капиталом в $1,8 млрд и собственными вооружёнными силами.

Что касается национально ориентированной элиты России, то она неизменно критически относилась к олигархической модели публичного обустройства.

Н. С. Михалков, к примеру, опубликовал собственную позицию по этому вопросу в «Манифесте просвещённого консерватизма» ещё при президенте РФ Д. А. Медведеве, в котором говорится: «Современный публичный строй, воображающий собой гремучую смесь из догоняющей Запад либеральной модернизации, произвола «местных глав», всепроникающей коррупции, не устраивает большая часть россиян… Люди устали выслушивать декларации о политической независимости, внимать призывам к личной свободе и верить сказкам о чудесах рыночной экономики».

Со своей стороны Глобальный Русский Народный Собор много раз обращал внимание на этическую сторону экономического устройства отечественного общества. Так, состоявшийся 16-17 декабря 2002 года VII ВРНС был намерено посвящён теме «труд и Вера: духовно-экономическое будущее и культурные традиции России».

В документах Собора подчёркивалось, что экономика должна быть не только действенной, но и честной, находился призыв развивать классические формы хозяйствования, основанные на законах православной трудовой этики, а не только на «делании денег».

Собор выделил ключевую роль страны в экономике, которое должно защищать права и интересы человека труда, проявлять особенную заботу о социально уязвимых людях. В его документах было заявлено, что государство обязано отвечать за результаты экономических процессов и что его сугубая задача — обеспечивать честное распределение плодов экономической деятельности всего общества при помощи прозрачной и сбалансированной бюджетной, социальной и налоговой политики. Наряду с этим Глобальный Русский Народный Собор всегда был готов принять яркое участие в разработке кодекса этики национального хозяйствования для дискуссии с органами власти, обществом и бизнесом в целом.

В его Соборном Слове очень подчёркивалось: «Сейчас власти , учёные, предприниматели, профсоюзы, публичные организации деятельно ищут пути преодоления негативных явлений в экономике.

Таковой поиск не имеет возможности ограничиваться только областью законов и цифр рынка. Неприятности национального хозяйства нельзя разрешить, не отыскав в памяти о моральном и духовном состоянии общества». Полагаю, что эта позиция остаётся актуальной и сейчас.

Н. Жукова

Источник: vrns.ru