Ядерный шлейф бельгийских терактов

Прошла семь дней по окончании резонансных террористических актов в Брюсселе. Установлены личности всех троих камикадзе. Отыскана штаб-квартира террористов, с компонентами взрывных устройств весом около 200 кг (!).

Найдены детонаторы, дорожные чемоданы и поражающие элементы в качестве оболочки будущих бомб.

Похоронены 32 жертвы террористических актов аэропорту и метро Брюсселя. Много раненых находятся в госпиталях и больницах. Столица Бельгии, Европейского союза и НАТО понемногу оправляется от трепета и шока.

Ровно спустя семь дней по окончании парижских злодеяний, ещё 21 ноября 2015 года глава правительства Бельгии заявил: «Существует важная опасность террористического акта в Брюсселе, что совершит группа из нескольких человек, по примеру атаки на Париж…».
В тот же сутки бельгийские власти заявили наибольший уровень террористической угрозы как раз в столице.

Информация европейских разведслужб была обоснованной.

В Бельгии проводились масштабные оперативно-розыскные действия – как минимум, частично успешные.
15 марта милицейский снайпер убил одного из террористов на протяжении спецоперации в Брюсселе.
18 марта 2016 года в бельгийской столице был арестован основной организатор террористической вакханалии в Париже.

За пять месяцев задержаны десятки активных джихадистов – а также во Италии и Франции. Но избежать трагедии не удалось.
Быть может, Брюссель принял на себя удар, предназначенный для объектов бельгийской ядерной индустрии. Но более возможно нагнетание радиоактивной паники в европейском обществе.

В Бельгии имеется семь действующих ядерных реакторов на двух АЭС – в Тианже и Дуле. Обе станции введены в строй более 40 лет назад, причем изначально срок работы составлял 30 лет. Ядерная генерация снабжает 60 % выработки электричества в стране. Исходя из этого расширение временных рамок эксплуатации бельгийских АЭС в полной мере объяснимо. Бельгийские ядерные станции находятся в самые густонаселённых районах Европы.

С 2012 года (уже по окончании Фукусимы!) на АЭС Тианж отмечено пять внештатных инцидентов – от внеплановой остановки реакторов до неприятностей с реакцией персонала на внештатные инциденты.

Существование единой разветвлённой сети ИГИЛ в Париже и Брюсселе установлено безоговорочно. Один из убийц Брюсселя изготавливал бомбы для взрывов в Париже. Организатор французского кошмара прятался в Брюсселе. Его брат взорвал кафе на парижском проспекте Вольтера.

Лишь по двум резонансным террористическим актам преступные межправительственные связи исчисляются десятками. Не просто так в первые же 60 секунд по окончании взрывов бельгийские власти закрыли границы с Францией.

Но информация о слежке агентов халифата за директором бельгийской ядерной программы (!) публикуется очень скупо. Эта слежка длилась с 13 по 30 ноября 2015 года и была распознана случайно – электронный носитель тайной информации обнаружился в Париже. Обнаружился либо был подброшен европейским разведслужбам?

Слежка халифата осуществлялась установкой скрытых камер около дома и работы важного государственного служащего. Неспециализированное время записи – более 12 часов. Бельгийское издание DH опубликовало материал на данную тему в феврале 2016 года. Посыл публикации очевиден: диверсия, захват либо повреждение ядерных объектов – венец тёмной грезы интернациональных террористов. Вряд ли они смотрели за учёным-атомщиком с целью мирного розыгрыша.

17 февраля 2016 года глава бельгийского МВД отреагировал на «ядрёные страшилки» журналистов следующим образом:
«Какая-либо конкретная угроза отечественным АЭС отсутствует, действующих мер безопасности достаточно…»
Прошло всего 14 дней и действующих мер безопасности выяснилось не хватает.
4 марта 2016 года подразделения бельгийской армии были развёрнуты не только на АЭС в Тианже и Дуле. отрядом специального назначения забрал под круглосуточную охрану исследовательские реакторы в Мо, Флёрюсе и Дессене.
22 марта, сразу же по окончании взрывов в Брюсселе, бельгийские АЭС переведены в режим осадного положения.

24 марта один из охранников АЭС Тианж отыскан мёртвым. Его цифровое удостоверение провалилось сквозь землю. Доступ по потерянному (похищенному?) удостоверению на ядерный объект в экстренном порядке заблокирован.
24 марта начаник министерства внутренних дел Бельгии пишет прошение о собственной отставке.

Организовать трагедию чернобыльского масштаба достаточно сложно. Мало смотреть за одним государственным служащим либо убить одного охранника – нужен громадный запас навыков и знаний. Нужны сообщники и информаторы среди персонала АЭС, нужна сплоченная команда сумасшедших нинздя, нужна современнейшая аппаратура, вооружение и снаряжение. К счастью, фанатики ИГИЛ не владеют подобным потенциалом кроме того в местах собственной постоянной дислокации.

Тем более на удаленном театре террористических действий.

Халифат неспособен взорвать реактор… до тех пор пока неспособен. Но халифат способен посеять ядерный страх и атомную панику. Особенно в многолюдной Европе. Где лишь Швейцария владеет 5 действующими ядерными блоками, Германия – 7, Англия – 15, Франция – 58!

Не считая научных ускорителей и исследовательских реакторов, не считая воинских частей, фабрик по утилизации и изготовлению ядерного горючего.

Одна камера перед домом государственного служащего, один убитый охранник АЭС – и работы безопасности Европы распылили собственные силы на охрану сотен ядерных объектов. Взят замечательный пиар-эффект, хороший для фанатиков и отрицательный для их вероятных жертв. Разящий удар возможно нанести совсем в другом месте, под прикрытием отвлекающего ядерного шлейфа.

Те же совокупности жизнеобеспечения больших городов охраняются куда скромнее режимных объектов.

Источник: www.grtribune.ru