Греф намерен начать Перестройку 2.0

Правительство РФ подготавливается к масштабной реформе совокупности управления. Об этом информируют «Ведомости». Цель реформы, презентацию которой подготовила команда главы Сберегательного банка Германа Грефа, — перейти от ручного управления к проектному.

В случае если конкретно, то предлагается создать центр управления реформами и реализации главных проектов. По плану Грефа, это должна быть рабочая группа, которую возглавит президент, его помощником выступит премьер, а в целом курировать эту структуру будет один из вице-премьеров. Главные функции рабочей группы — повышать эффективность министерств по 5?7 целевым показателям, и координировать маленькое число приоритетных проектов. Основная задача — учить министерства реализовывать проекты.

Утверждать целевые показатели для правительства и для каждого министра предлагается премьеру.

Помимо этого, с определенной периодичностью (раз в месяц, квартал либо год) будут оценивать эффективность министров, утверждать замыслы действий, оценивать реализацию замыслов либо отклонения от них. Отчеты должны публиковаться и оцениваться интернациональными специалистами.

Как утверждают «Ведомости», решение по параметрам, полномочиям и задачам новой структуры примут до середины апреля.

Бюрократическая машина России в ее нынешнем виде, в самом деле, не выдерживает критики.

Она утопает в поручениях президента: в 2010—2014 годах их число росло на 33?37% каждый год, причем менее 60% поручений исполнялось как следует. В случае если сравнивать с США, то на 1000 распоряжений российского президента приходится, в среднем, 32 распоряжения президента американского.

Обычно русские госслужащие либо предприниматели успевают добежать до президента либо премьера с заведомо непроходными проектами, и лидеры дают поручение эти проекты проработать. В итоге впустую тратятся силы и время, а также на то, дабы снять поручение с контроля.

Реформа госуправления может решать и политические задачи.

на данный момент только-только начинается громадной электоральный цикл, — в 2016-м выборы в Госдуму, а в 2018-м выборы президента, — и влияниям нужна хорошая экономическая повестка. Одним из ее пунктов имела возможность бы стать перестройка бюрократической автомобили.

Может ли такая перестройка вывести экономику России из тупика, покажет ли власть политическую волю, дабы выстроить госуправление на новых правилах?

— К любым инициативам Германа Грефа я в большинстве случаев отношусь с громадным вниманием, — отмечает начальник направления «экономика и Финансы» Университета современного развития Никита Масленников. — Греф был достаточно успешным министром экономики в начале нулевых годов.

А в 2007 году, придя в Сбербанк, он дал обещание поднять работу банка на принципиально новый уровень — «научить слона танцевать». И научил: Сбербанк сейчас в полной мере конкурентоспособная, по интернациональным меркам, структура, которая к тому же удерживает на плаву целый отечественный финсектор. Напомню, что в феврале 2016-го данный сектор получил 32 млрд. рублей чистой прибыли, и из них часть Сберегательного банка — более 29%.

Это, на мой взор, бетонный критерий эффективности управления Грефа.

То, что предлагает Герман Греф на данный момент, не есть чем-то принципиально новым. Еще в 1999-м, незадолго до первых выборов президента Владимира Владимировича Путина, Греф был начальником «Центра стратегических разработок», и еще тогда им была организована повестка реформ, будущее которой перекликается с нынешней инициативой. Дело в том, что те, времен нулевых, реформы Грефа были реализованы всего на 40%. Не смотря на то, что, увижу, эти реализованные реформы разрешили первому президентскому сроку Путина стать наиболее успешным с точки зрения экономического подьема.

Так вот, тогда «под нож» отправился целый политический блок реформ Грефа: предложения по совершенствованию судопроизводства, стимулированию политической борьбе, увеличению эффективности национального администрирования.

Эта история говорит об одном: нынешние инициативы Грефа, несомненно, заслуживают внимания, но ни одна реформа не реализуется без определенной политической разработки. А политтехнология структурных реформ — это постоянный, открытый, публичный и доверительный диалог между бизнесом, страной, и гражданским обществом.

Сейчас для того чтобы диалога в России нет.

К примеру, с начала 2016 года идут беседы о необходимости сокращения национальных затрат, но каких-либо очевидных результатов мы не видим. Все, как в большинстве случаев, решается под ковром — без независимой экспертизы и публичной оценки.

Исходя из этого возможно создать какой угодно центр управления реформами — но без соответствующего политтехнологического сопровождения толку от него не будет.

Греф, кстати, предлагал создать данный центр еще в середине 2015 года. Он исходил из того, что экономике России необходимо не  на скорость увеличения выше текущих, но и выше тех, что предвещает Министерство финансов в собственной инерционной «Стратегии-2030». Необходимо не смотря на то, что бы вследствие того что российское государство взяло на себя столько социальных обязательств, что для их выполнения темпы экономического подьема должны составлять от 3,5% ВВП в год и выше.

И не один Греф осознаёт: для ответа таковой задачи структуру национального управления непременно нужно будет менять. Или по модели 1980?90-х годов, или как-то в противном случае.

«СП»: — Как нынешняя совокупность госуправления готова к переменам?

— К сожалению, отечественная бюрократическая машина полностью отторгает каждые инициативы по реформам.

Она просто к ним не готова.

Думаю, это замечательно осознаёт президент Путин. Это видно не смотря на то, что бы по обстановке с парламентом. С одной стороны, у президента имеется «Единая Россия», которая с энтузиазмом проголосует за каждые инициативы власти. С второй — Путин в 2013 году возглавил Общероссийский народный фронт, что он разглядывает как политическую страховку.

На мой взор, Путин и в ситуации ищет компромисс, что бы разрешил экономике нормально трудиться, но решения до сих пор не принял.

«СП»: — Замысел Грефа имел возможность бы вытащить русского экономику?

— Он имел возможность бы ей оказать помощь. Но для реализации этого замысла, повторюсь, нужна готовность национальной автомобили к перестройке. А именно данной готовности мы не видим.

На мой взор, положение обязана прояснить реформа пенсионной совокупности. То, как она будет совершена, даст ответ на многие вопросы. Я считаю, в этом случае влияниям неизбежно нужно будет выстраивать диалог с гражданами, и учитывать их мнения.

В случае если пенсионная реформа будет совершена удачно — быть может, получит и Центр реформ Грефа.

«СП»: — Из-за чего бюрократам необходимо отходить от ручного управления?

— По причине того, что ручное управление — это совокупность исключений из правил. Для экономики это контрпродуктивно.

И, наоборот, структурные реформы — это универсальные правила, по которым играются государство и бизнес.

Неприятность в том, что целый сегодняшний состав русского правительства привык трудиться как раз в режиме ручного управления. И дабы совокупность была «заточена» на выполнение неспециализированных правил, нужна совсем вторая команда управленцев — и в правительстве, и на всех этажах власти.

По сути, речь заходит о необходимости управленческой революции.

И я не уверен, что президент Путин — не смотря на то, что он замечательно осознаёт обстановку — готовься к решительным переменам в ближайшие два года, пока не закончится громадной электоральный цикл.

Как раз обновление команды — серьезнейший персональный ресурс Путина. Ну и, по солидному счету, всех нас…

— Вряд ли новая структура окажет помощь русском экономике, — вычисляет бывший спикер парламента России, заведующий кафедрой глобальной экономики Русском академии им. Г.В.Плеханова Руслан Хасбулатов. — Неприятность в том, что бюрократическая машина в России обычно покоится на людях, каковые не прошли школы национального управления — ни теоретической, ни практической. У них очевидно не хватает опыта управления страной, и этого положения никакая новая правительственная структура не исправит.

Беда в том, что за последние 15 лет огромный бюрократический аппарат привык к тому, что страна приобретает большие деньги не за собственный труд, не за эффективность, а практически ни за что. Мы  за предел нефть, а оттуда нам шли долларовые потоки. Дабы администрировать поставки и добычу нефти, большое количество труда и ума не необходимо.

Такая обстановка развратила отечественных государственныхы служащих.

На мой взор, выход не в новой управленческой структуре, а в мирной кадровой революции. Нынешних государственныхы служащих — а это 50?100 тысяч людей — необходимо негромко послать на покой.

Не преследовать, не пробовать привлекать к ответственности — им приличную пенсию, и высвободить места в бюрократической совокупности.

Причем, новых государственныхы служащих необходимо набирать не из представителей бизнеса, а из научной среды — из доцентов, докторов наук, учителей институтов, отвлечённых университетов, медицинских и культурных учреждений. Иначе говоря из организаций, где люди привыкли честно трудиться на общество, а не хватать все, что не хорошо лежит, и не рассовывать «откаты» по карманам.

Думаю, для увеличения национального управления должна быть вторая кадровая политика.

Тогда, быть может, нам удастся поднять экономику. При нынешних же бюрократах, к сожалению, это фактически нереально…

Источник: svpressa.ru