Гаагское судилище для Радована Караджича

Интернациональный трибунал по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге вынес вердикт бывшему фавориту боснийских сербов Радовану Караджичу, приговорив его к 40 годам заключения по обвинению в военных правонарушениях, правонарушениях против человечности, например, в геноциде в Сребренице.

Сам Радован Караджич не признаёт вину и уверен, что служил собственному народу. «Меня необходимо не делать выводы, а поощрять: я сделал все возможное, все, на что способен человек, дабы попытаться избежать войны, солидного числа жертв», — заявил он трибуналу.

Леонид Ивашов:

На Западе понятие справедливости не очень сильно распространено. Справедливость они ассоциируют с пользой. Справедливо то, что выгодно конкретному лицу, обществу, стране.

И хоть Запад говорит демократическим языком, но на другие народы так же, как и прежде наблюдает как на неполноценные, безжалостные. И сербы, как и все славяне, через всю историю проходят как люди второго сорта, как что-то непослушное, мешающее. Да и то, что Гаагский трибунал с самого собственного начала был несправедливым, формировался, в первую очередь, для подавления сербского народа – разумеется.

Мне довелось принимать участие в защите Слободана Милошевича. В то время, когда выступали представители НАТО, тот же генерал Кларк – это конкретно воспринималось как истина в последней инстанции, не было кроме того попыток что-то перепроверять. А в то время, когда свидетельствовали Николай Иванович Рыжков, Евгений Максимович Примаков и я, то отечественные слова не принимались во внимание. И в случае если приводился, допустим, факт записи беседы Олбрайт с Хашимом Тачи, то после этого по окончании перерыва британец-обвинитель господин Найт говорит: нельзя принимать свидетельские показания генерала Ивашова пока не предоставят шифры, благодаря которым прослушивали госпожу Олбрайт и Хашима Тачи.

Те, кто защищал собственный народ, собственную почву конкретно были зачислены в разряд преступников.

И будущее Радована Караджича — не исключение. Делают выводы сербский народ, за то, что он не поддаётся современной западной идеологии, выступает против однополых браков и других аналогичных «сокровищ». И Радован – один из сербских вождей в борьбе за национальное освобождение. Исходя из этого ему впаяли 40 лет. Человек в возрасте, имевший ранения — по сути, Караджича приговорили к смертной казни.

Касательно Сребреницы. Объективного интернационального расследования данной трагедии не было. Было одностороннее расследование, где свидетелями были боснийские мусульмане, время от времени хорваты.

Не было изучено само начало конфликта. Так как сперва пострадали сербские мирные обитатели. И была не война хорошего типа – в то время, когда сражается армия с армией, а шло гражданское противостояние на национальной и религиозной базе, которое весьма сложно осуществлять контроль. И, само собой разумеется, для того чтобы количества в Сребренице, по определению, умереть не имело возможности.

Тем более, нигде нет сведений, что именно Радован Караджич отдал приказ. Но потому, что это политический процесс, никто на такие мелочи как доказательная база не обращает внимания. В противном случае, что на данный момент правительство Республики Сербской признало – ясно, маленькая республика под замечательным давлением Запада, и американской военщины, и европейской политики, и другое.

Практически забрали за горло, принудили к лжесвидетельству.

В то время, когда я виделся с Радованом, честно говоря, в чём-то ему питал зависть к. Мне хотелось напоминать него. Замечательная, славянская фигура, прекрасное телосложение; мудрость выдержка; энергетика.

Я именовал его славянским вождём.

Хочу Радовану не сдаваться, кроме того практически на смертном одре — запрещено этим подонкам давать чувство эйфории. Европа недолго проживёт, а Гаагский суд – ещё меньше. Я надеюсь, что Караджич будет высвобожден. В то время, когда в Гааге осудили генерала Драголюба Ойданича, начальника Генштаба сербской армии, а позже военного министра, я уже не сохранял надежду его заметить.

И внезапно встретил его в Белграде. Думаю, с Радованом Караджичем случится такое же. Он обязан заметить свободу.

Источник: narod-novosti.com