Фундаментальный обвал: что происходит с рублем

Помощи национальной валюты ЦБ, вероятнее, предпочтет помощь банковской совокупности

Резкое ослабление курса рубля в последние пара недель позвало очередной виток дискуссии о обстоятельствах обвала русском валюты и о масштабах последствий для населения и экономики страны. Как часто бывает в кризисной обстановке, многие пробуют искать неточности в экономической политике страны, заговоры в высших эшелонах власти либо происки всемирный закулисы.

В это же время, не обращая внимания на остроту обстановки, все разъясняется значительно несложнее — динамика курса рубля в последние месяцы в основном формируется под действием уменьшающихся стоимости одного бареля нефти. Другие факторы, включая финансово-кредитную политику ЦБ, начавшийся рост ставок в Соединенных Штатах и замедление экономик последовательности развивающихся государств, на мой взор, играются весьма ограниченную роль в ослаблении рубля.

Во-первых, ЦБ уже давно не проводит какое количество-нибудь значимых интервенций на внутреннем валютном рынке, разрешая курсу рубля формироваться полностью под действием рыночных механизмов, что полностью соответствует забранному регулятором курсу на таргетирование инфляции.

Во-вторых, рост ставок в Соединенных Штатах до тех пор пока так незначителен, что сам по себе не в состоянии привести к заметному увеличению оттока капитала из России. Ужесточение финансово-кредитной политики ФРС было в далеком прошлом ожидаемым и не позвало никакого ажиотажа на денежных рынках.

Оттекание капитала, согласно данным ЦБ, уменьшился в 2015 году фактически в три раза, до $56,9 млрд по сравнению со $153 млрд в 2014 году, что в условиях быстро сократившихся доходов от экспорта сырья не есть неожиданным.

Выводить стало, в общем, нечего.

Стоит выделить, что резкое ослабление рубля в последние пара недель сокращает возможность предстоящего понижения главной ставки ЦБ из-за скоро растущих инфляционных рисков, что кроме того в условиях очень низких стоимости одного бареля нефти снабжает некую привлекательность русских активов.

Уменьшение оттока капитала, быть может, есть одной из обстоятельств того, что сейчас рубль снизился немного меньше, чем должен был упасть исходя из величины понижения стоимости одного бареля нефти. Расчеты говорят о том, что при цене $28 за баррель американский доллар обязан стоить 85-87 рублей, а не 80-82 рубля, как это было при данном уровне стоимости одного бареля нефти недавно.

Так, в отсутствие интервенций на внутреннем валютном рынке и резких трансграничных перемещений капитала, вызванных чрезвычайными внешними событиями, возможно утверждать, что в последние месяцы курс рубля достаточно близок (отклонение не более 10%) к своим фундаментальным значениям. На первый взгляд это может показаться неправдоподобным, принимая к сведенью достаточно резкое ослабление рубля в последние пара недель, но в целом это так, потому, что главная фундаментальная переменная, определяющая курс, — стоимость одного бареля нефти — кроме этого находится на рекордно низких уровнях.

Соответственно, при условии отсутствия резких шоков, которые связаны с геополитикой либо какими-либо драматическими явлениями во всемирной экономике, предстоящая динамика курса рубля продолжит определяться динамикой фундаментальных переменных — в первую очередь, стоимости одного бареля нефти. Хорошего в этом, само собой разумеется, мало.

С одной стороны на рынок будет давить избыток предложения, который связан с нежеланием наибольших производителей нефти (как входящих, так и не входящих в ОПЕК) уменьшать добычу с целью помощи стоимостей. В прошлом, последовательность больших производителей нефти пробовали применять подобную стратегию, что частенько вместо желаемого повышения цен приводило к утрата доли рынка. Данный урок выучен и по сей день, скорее, употребляется вторая стратегия — залить рынок недорогим сырьем, дабы выжить с него производителей с высокими издержками добычи (в первую очередь, это относится нефтеносных сланцевой нефти и песков).

Не обращая внимания на это, снижение темпов добычи со стороны таких «нетрадиционных» производителей идет медлительно, что не дает возможности ожидать большого понижения предложения в скором времени. Помимо этого, достаточно не так долго осталось ждать на рынке покажутся большие количества иранской нефти в следствии снятия режима санкций с данной страны. Российская Федерация, не обращая внимания на большие утраты от низких стоимости одного бареля нефти, кроме этого не пытается уменьшать добычу.

Иначе, замедление китайской экономики ведет к понижению спроса на сырьевые товары, что не содействует росту стоимостей.

В следствии, в первой половине этого года стоимость бареля нефти будут оставаться очень волатильными, а вместе с ними будет волатильным и курс рубля.

Банк России, вероятнее, не будет вмешиваться в происходящее на валютном рынке, за исключением отдельных моментов, в то время, когда, с позиций регулятора, будет появляться угроза денежной стабильности.

В целом же помощи рубля ЦБ, вероятнее, предпочтет помощь финансовой системы, а также за счет временного ослабления нормативных требований, как это уже было в недавнем прошлом.

Во второй половине года возможно рассчитывать на относительную стабилизацию нефтяного рынка, что даст определенную помощь рублю. Но в целом период низких стоимости одного бареля нефти, наверное, затянется на долгое время.

В этом случае, потенциал упрочнения русском валюты кроме этого остается достаточно ограниченным.

Алексей Девятов

Источник: forbes.ru