Финансовый обзор минувшей недели: только нефть

Прошлая семь дней вернула нефти грошовую цену — чуть выше $40 за баррель западно-техасской. Что определяет стоимость бареля нефти в конце 2015?

Аналитики склонны разглядывать новейшую историю нефтеторговли как успех Саудовской Аравии в борьбе за собственную долю рынка. В конце семь дней цена барреля WTI появилась в страшной близости от $40, а за баррель Brent уже не давали и $45 — так сырьевая биржа отреагировала на упрочнение аммериканского доллара.

В долговременной возможности преимущество от низких стоимости одного бареля нефти возьмёт Эр-Рияд.

Добывать легко — возможно реализовывать задешево, а любой промах соперников применять себе во благо. Рачительные саудовские принцы могут делать «предложение, от которого нереально отказаться». И все же самые терпеливые из расчетливых клиентов ожидают притока иранской нефти.

Пять главных факторов определяют текущую обстановку на сырьевом рынке.

1) Саудовская Аравия завоевывает Восточную и Центральную Европу. Бывший соцлагерь жаждет избежать русских поставок.

Глава польской компании PKN Orlen SA Яцек Кравец гордо заявил об избавлении от кабальной русского нефтяной зависимости. Латвия, Литва и Эстония также рады свести на нет затухающее экономическое партнерство с недавним «громадным братом».

Так часть рынка европейских дрейфует с красного востока на Ближний Восток, стремясь отвернуться от ветхого мира и не в силах противостоять «предложению, от которого нереально отказаться». Но битва за нефтяные договора в Восточной и Центральной Европе пока не закончена.

В июле Саудовская Аравия поставляла региону 780.000 баррелей в сутки, а Российская Федерация — в два раза больше.

А уже в октябре Игорь Сечин, глава «Роснефти», жалуется на коварных саудовцев: мол, теснят, переманивают клиентов, не выполняют корпоративную этику. Русские не собираются отступать, рассчитывая еще поспорить и поторговаться.

2) Российская Федерация не снижает добычи, выбирает партнеров, интригует с обиженными в ОПЕК.

Зависимость Москвы от нефтедолларов очевидна. Для русских, как и для саудовцев, торговать в Азии большое количество прибыльнее, но отстоять европейские договора от заезжих купцов — дело чести. Неужто смогут славяне и другие экс-социалистические собратья преодолеть нерушимость братских уз? Кремль может заявить о себе и навязать собственный партнерство тем, кто об этом и не думает.

Владимир Владимирович Путин добился внимания СМИ, ввязавшись в сирийскую войну как приверженец западной коалиции и в один момент защитник заинтересованностей президента Асада. Последствия опрометчивого шага Российская Федерация почувствовала весьма скоро: (а) Эр-Рияд еще настойчивее предлагает нефть патнер из Евросоюза Москвы; (б) ИГИЛ взрывает пассажирский самолет, оборвав жизни 224 россиянин.

В ответ Путин усиливает связи с Ираном. Несколько лет назад русские начали перепродавать иранскую нефть, которую Тегеран поставлял вместо продовольствия и других запрещенных санкциями товаров.

В апреле российские должностные лица подтвердили натуральный обмен времен антииранских санкций, а в ноябре подписали контракт о продаже «Стражам исламской революции» совокупности ПВО С-300.

Задачи альянса на данный момент: плечом к плечу бороться с ИГИЛом, взаимовыгодно торговать оружием и выживать в конкуренции с саудовцами, реализовывая нефть. Два непредсказуемых фаворита — ядерной и без-двух-минут-ядерной держав — подружились. Неужто Кремль рассчитывает, что Иран отнесется с уважением и не позарится на завоеванную тюменской нефтью долю рынка?

3) Юг Европы ожидает иранскую нефть. В Афинах Hellenic Petroleum SA отрабатывает приемы торгового диалога с Иранской национальной нефтяной компанией. Если судить по мощностям греческого концерна, тегеранский министр нефти Бижан Намдар Занганех сможет заключить контракт исходя из 341.000 баррелей ежедневных поставок.

Cia Espanolade Petroleos SAU вычисляет дни, оставшиеся до снятия санкций. Вот и еще договор на 520.000 баррелей иранской нефти каждый день. Иран обязательно возвратится на рынок — так как Бижан Занганех обещает реализовывать за гроши такие необходимые в хозяйстве углеводороды!

Тегеран знает, как торговать, и может договариваться.

4) Америка не планирует наращивать добычу, но не остановит производство сланцевой нефти. Запасы наработанного близки к большому уровню с 30-х годов прошлого века, не смотря на то, что к 13 ноября в работе осталась треть буровых установок, добывавших нефть до нынешнего кризиса: 574 против 1578, в соответствии с расчетам агентства Baker Hughe.

Белый дом отказал Канаде в строительных работах огромного нефтепровода Keystone XL от Альберты до самого до Техаса.

Все резервуары Кушинга переполнены и не нуждаются в достатках канадских недр. США не ищут нефтеносного партнерства с северным соседом. Америка превосходно поработала над высокими разработками освоения сланцевых месторождений и замечательно на этом получила. Но высокие разработки остаются затратными, пока на рынке диктует цены Персидский залив.

Вашингтон не прочь прикупить нефти баррелей эдак 300.000 за гроши и не терзать нутро родного западного полушария.

Соединенные Штаты в белых одеждах следят за битвой трех держав на сырьевом рынке. Американцы не просто умеют вычислять деньги и баррели, но готовы обнаружить умные высокотехнологичные ответы застаревших неприятностей. Долговременная возможность — за Саудовской Аравией? Но время продолжается продолжительнее самых продолжительных сроков. И будущее, без сомнений, за технологическими ответами топливных и энергетических неприятностей.

5) Спрос на нефть расти не будет — некому расходовать скопившееся в резервуарах. Из тех, кто может заплатить хотя бы $40 за баррель, очевидно.

Ирина Фрост (Овчинникова)

Источник: 9tv.co.il