Финансовый нокдаун для Кремля

Начав Крымско-Донбасскую войну, привёдшую к новому противостояние с Западом, Кремль бесталанно проигрывает дело. Тут мы не только Донбасс можем утратить, но и саму РФ. К войне отечественные правители отнеслись шапкозакидательски, ни черта не предвидев и не укрепив тыл: экономику. Сейчас президент Владимир Владимирович Путин благодаря Нацбанку во главе с Эльвирой Набиулиной и правительству Медведева взял страшнейшее явление — «растянутую девальвацию» пополам с падением мировых стоимости одного бареля нефти, поставив страну на грань провала.

Давайте посмотрим, как подрывными были действия Центрального банка РФ в новой холодной войне и как прошляпил обстановку президен. Итак, в феврале 2014 года падает власть Януковича на Украине. РФ проводит спецоперацию по присоединению Крыма. Это — начало новой холодной войны. С этого момента западные экономические санкции становятся неизбежными, причем удар по финансам РФ будет обязательно.

Мы об этом давали предупреждение еще тогда, в передачах «Рой ТВ», а 1 марта 2014-го Совет Федерации разрешает президенту применять регулярные армии на Украине. Начинаются первые столкновения в Донбассе.

Другими словами, власть РФ идет на прямую конфронтацию с Западом. Но готовится ли она к ответным экономическим ударам неприятеля? Нет!

Что бы делал Максим Калашников в таковой обстановке весны 2014 года на месте Путина? Я знаю, что первый ход Запада — это обвал рубля, задействование «оружия спекуляций». Западу необходимо истощить золото-валючные резервы РФ, а для этого нужно поднять панику на валютной бирже и вынудить Национальный банк тратить миллиарды долларов на интервенции, на гашение паники.

Исходя из этого Максим Калашников бы сделал упреждающий ход: отсек бы спекулянтов от валютной биржи. Вернул бы порядок «по Виктору Геращенко» 1998 года: приобретение валюты на бирже — лишь по предъявлении импортного договора. Либо соглашения о выплате средств по кредитам зарубежным банкам. В один момент я бы приказал Нацбанку строго запретить двадцати банкам — игрокам на ММВБ — изменять собственные валютные позиции.

Другими словами, не спекулировать.

Такие меры разрешили бы не тратить валютные запасы РФ на успокоение паники (не нужно было бы кормить спекулянтов) и не повышать учетную ставку по кредитам, удушая производство в стране.

Но ни Центробанк в лице Набиулиной, ни Кремль этого не делают. 3 марта, по окончании присоединения Крыма, на валютной бирже — нервозность. Дабы рубль не упал, Национальный банк реализовывает лишь за одни сутки 11,3 миллиарда долларов и в один момент поднимает учетную ставку с 5,5 до 7,5%.

А всего за март, гася спекулянтов и атаки паникёров, Национальный банк реализовывает на бирже 22,3 миллиарда долларов и 2,3 млрд. евро. Другими словами, стране наносится двойной удар — и уменьшаются золото-валючные резервы, и настоящий сектор приобретает удар в виде подорожавших кредитов. Двойной удар в исполнении ЦБ РФ при попустительстве Кремля.

Дальше обстановка обостряется.

Май-июль 2014 года. Кремль отказывается от стремительного занятия всей Новороссии, он не признает ДНР и ЛНР. Киевские мучители устраивают мясорубку, артиллерийскую бойню в Донбассе.

Гибнет малазийский самолет, начинается глобальная кампания шельмования русских. Война отправилась действительно. Запад отрезает предприятия РФ от источников продолжительных и недорогих кредитов у себя. В стране таких кредитов нет.

Наряду с этим разумеется, что Донбасс и Крым потребуют от РФ громадных затрат на собственные восстановление и реконструкцию разрушений, легко на спасение людей.

Что сделал бы Максим Калашников на месте Путина? Послал бы в отставку либерально-недееспособное правительство Медведева.

Вышел бы из ВТО (хотя бы на месте Путина я бы в него и не вступал в 2012 году) Отказался бы от тщетных и преступных в условиях войны триллионных затрат на мировой чемпионат по футболу и универсиаду в Красноярске. Срочно бы приступил к созданию особых университетов развития, талантливых давать (за счет эмиссии) низкопроцентные продолжительные ссуды настоящему сектору экономики. Срочно бы принял меры по пресечению спекуляций на валютной бирже, о которых написано выше. Управление Центрального банка — поменял бы решительно. Набиулину — на Глазьева.

Сделал ли это Кремль? Нет. Он так же, как и прежде уверен в том, что все как-нибудь обойдется. Его бездействие преступно.

Разумеется, что он не смог предвидеть очевидного экономического контрудара Запада. Он не осознал, что начались операции на экономическое разрушение РФ и взрыв ее изнутри. И сейчас Кремль своим бездействием начинает валить экономику РФ, реально помогая Западу. Более того, ЦБ принимается уничтожать один банк за вторым, провоцируя нестабильность и панику.

Но вот наступает осень, дешевеет нефть, мы начинаем бить в набат , дальше принимается обесцениваться рубль…Что сделал бы Максим Калашников, будь он президентом.

Кроме мер, обрисованных выше, срочно ввел бы необходимую продажу половины валютной выручки на ММВБ, отмененную в 2006 г. Дабы так погасить панику на рынке валюты, наряду с этим не тратя ни валютных запасов страны и не задирая учетную ставку по кредитам, дабы не стереть с лица земли отечественное производство. Конечно, отсекая спекулянтов от биржи и пресекая неконтролируемую скупку валюты банками.

Что сделал Кремль? А ничего! Набиулина, покинутая Путиным во главе Центрального банка, начинает прошлую политику: ЦБР 18 августа заявляет о том, что откажется до конца 2014 года от управления курсом рубля.

Другими словами, команда Набиулиной дает команду спекулянтам — рубль будет падать! И это на нефти и фоне.

Начинается первая лихорадка, рубль начинает девальвироваться.

Набиулина заливает панику валютными резервами и 5 ноября поднимает учетную ставку по кредитам до 9,5% . ЦБР выкидывает без всякой пользы на биржу за октябрь еще 27,2 млрд. долларов и 1,6 млрд. евро. А рубль пикирует.

Другими словами, в общем итоге команда Набиулиной (в случае если вычислять с весны 2014-го) опустошает резервы страны к началу ноября на практически 50 млд дол и на 3,9 млрд. евро. Это грандиозные утраты, настоящая экономическая диверсия. Наряду с этим задранная ставка по кредитам приводит к кризису недофинансирования производства, останавливает его рост.

По сути дела, не США и не его Госдепартамент, а Кремль, его Центробанк и правительство начинают откровенный подрыв экономики РФ. В это же самое время Минздрав РФ принимается за некрасивую «реформу» медицины, угрожающую выкинуть на улицу много тысяч медиков. Нашли «эргономичное» время.

Людей на демаршы, практически готовят в вторую Февральскую революцию. Президент РФ всецело устраняется от управления экономикой. В Новороссии набирает силу гуманитарная катастрофа, а президент вместо того, дабы трудиться над мерами по борьбе с кризисом, произносит ненужные речи на Валдае.

…Ноябрь 2014 года. Стремительное падение рубля. Стремительное падение стоимости одного бареля нефти. Кризис в Российской Федерации переходит в штормовую фазу. Люди обнищали в полтора раза, они с кошмаром ожидают новых стоимостей.

Никто не пробует остановить Набиулину. Никто не пробует отрезать от валютной биржи спекулянтов либо запретить банкам-игрокам на ММВБ увеличивать валютные позиции. Помощник Набиулиной, Ксения Юдаева, заявляет о досрочном переходе к свободному плаванию рубля. Другими словами, в пламя паники плещут бензину.

Президент фактически бесстрастен: он едет в Австралию и заявляет о правильности действий Набиулиной!

Он хотел девальвации сам? Но тогда он допустил неотёсанную неточность: девальвация должна быть стремительной. Разовой. Потому что нельзя допускать, к тому же и в практически воюющей стране, девальвацию растянутую.

Потому что это — угроза и паника разрушения финансовой системы. Но с попустительства Кремля началась как раз садистская, продолжительная девальвация.

Это, «Наверное,» начало провала экономики РФ в новой холодной войне.

Началось препоганейшее явление: «растянутая» девальвация рубля, наложенная на падение нефтяных стоимостей. В этих условиях президент кроме того не пробует что-то сделать. Он в конце ноября-начале декабря прыгает то в Сочи, то в Турцию.

До тех пор пока экономика РФ принялась рушиться. Пологаю, что таковой утраты главной воли в Кремле не ожидали кроме того на Западе.

Что такое «растянутая» девальвация, к тому же в коктейле с дешевением нефти? Это — зримая угроза паралича рабочий судьбе и остановки расчетов в Российской Федерации. Мы не забываем растянутые девальвации в 1991-1995 годах.

Это — остановка фирм, обесценение оборотных средств, деньги, на семь дней застревающие в банках при переводе средств, натуральный-бартерный обмен. Это невыплаты зарплат и страшная нищета людей.

Растянутая девальвация — это угроза массового невозврата кредитов заемщиками, и — и невыдача кредитов из-за неясности остановки. Сейчас мы оказались под угрозой разорения банков — с самыми непредсказуемыми последствиями. Задранная учетная ставка Центрального банка стала причиной тому, что средневзвешенная ставка по кредитам в октябре 2014-го составила 12,83%.

село и Промышленность такие кредиты не берут: дорого, разоришься на лихве. Кого до тех пор пока кредитовали банки? Они давали потребительские да ипотечные ссуды. Обнищав, люди не смогут отдавать долги банкам.

Особенно это относится тех, кто занимал под ипотеку в валюте. Но кроме того, люди и прекратят брать кредиты! Банки РФ столкнутся и с невозвратом средств, и с тем, что у них прекратят брать кредиты.

И тогда начнутся разорения банков. С дезорганизацией расчетов в экономике, с миллионами разъяренных вкладчиков, что остались без денег.

Меня не тревожит, что в том месте тарахтит официозная пропаганда: в стране назревает социально-экономическая трагедия. Уже на данный момент большая часть населения лишилось многих лет «путинского благополучия»: они уже обнищали.

Не дай всевышний, начнется еще и паника на товарном рынке: скупка товаров. Новый, 2015-й, выходит тяжелым и безрадостным. За «Крым — отечественный!» не так долго осталось ждать будут давать в морду.

Но самое нехорошее — в том, что у ВВП (а он — центр принятия ответов) наступила растерянность. Он потерял волю.

Он ничего не делает с Нацбанком, политика коего активизирует кризис. какое количество раз я сказал о том, что ВВП по характеру очень нерешителен, как Николай II, что его ветхая кличка: «Семь раз отмерь — ни разу не отрежь»? Сейчас это разумеется. В критические моменты, требующие действий, он цепенеет. Более того, сейчас видно, что он пробует бежать от действительности, запрятать голову, как кроха под маминым фартуком.

на данный момент нужно быть в Кремле, как Сталин, принимать людей, вести стабилизиционый твёрдый курс на протяжении постоянного «мозгового штурма», причем пребывав в ситуационной помещении с мониторами, отражающими текущее состояние экномики. Потому что счет времени подчас идет на часы. А ВВП то в Сочи хоккеем едет заниматься, то в Турцию — вопросами сотрудничества. Вы воображаете себе Сталина, проводящего совещание по вопросам сотрудничества с Монголией, в то время, когда немцы разгромили нас под Вязьмой и прут к Москве?

События осени-зимы 2014-го не покинут камня на камне от образа «крутого мачо».

Останется лишь напуганный и растерянный обыватель. Несчастный Донбасс! Остаться замерзающим и голодающим в момент, в то время, когда в Российской Федерации у высшего эшелона — ступор, воистину скверно.

на данный момент необходимо функционировать, не теряя ни дня! Нужно вырабатывать антикризисное правительство, практически национализировать Национальный банк, создавать совокупность выдачи недорогих кредитов производству. Необходимо замораживать тарифы естественных монополий. Кроме того — выводить все инвестиционные затраты в этих монополиях под контроль страны. Они должны идти за счет бюджета.

Так, дабы все эти газпромы защищали и обосновывали каждую статью. Дабы они не могли тратить деньги на футболистов и на роскошь для наибольшего руководства.

Но мы видим совсем обратное. Президент РФ усугубляет кризис, снижая пошлины на вывоз нефти, но задирая налог на добычу нужных ископаемых.

Тем самым он раздувает цена горючего в стране, разгоняя маховик инфляции. Трудясь на окончательный подрыв производства.

Мы видим, что Кремль бросился в войну за Донбасс и Крым, совсем не позаботившись об экономическом тылу. Он ничего не просчитал и не предвидел. Что говорит о полной отсутствия компетенции отечественных правителей.

А на протяжении новой холодной войны их действия играются на руку Америке, начавшую кампанию по уничтожению РФ внутренней смутой. Дело Новороссии выяснилось практически преданным. Нас повели к позорному поражению.

Сам экономический провал РФ в новой холодной войне Кремль практически подготовил всеми собственными действиями, начиная с 2000 года. Ему же говорили: до тех пор пока нефть дорога, нужно строить промышленность и поднимать сельское хозяйство. Но Кремль 14 лет спускал нефтедоллары куда попало, строил дворцы и стадионы вместо фабрик, перекачивал деньги на Запад и их разворовывал их.

А как понадобились бы сейчас те 50 млрд. американских долларов, что власть закопала в тщетную Сочинскую олимпиаду!

Путину говорили: необходимо вычистить из власти всех системных либералов, этих разрушителей гайдарочубайсова толка. Сейчас это Набиулина, Дворкович, Шувалов, Силуанов, Улюкаев, Кудрин, Греф — и это лишь вершина айсберга.

Но ВВП покинул их руководить экономикой. С предсказуемым результатом.

Сейчас пришла расплата.

Отражается полная экономическая безграмотность правителей РФ. Все годы больших стоимости одного бареля нефти они плыли на этом течении, попутно разбирая мачты и машину собственного корабля. Дескать, нефть всегда будет дорогой. А сейчас, в то время, когда цена на нее отправилась вниз, выясняется, что корабль не имеет хода. А его офицеры и капитан корабля похожи на лентяя-боярского отпрыска Свиньина.

Из хорошего мюзикла «Табачный капитан» 1972 года. Боярин Свиньин обучаться морскому делу не захотел: послал за себя обучаться собственного холопа. А в то время, когда царь отправил его фрегат ввести в гавань — он его чуть не потопил.

Так и отечественные правители: чуть попытались что-то делать, а не плыть по течению — так начали валить корабль «Российская Федерация» на бок…

Перед ответными ударами Запада Кремль был бессилен.

Америка послала его в нокдаун, кроме того очень не напрягаясь. Наряду с этим Путин не смог применять кроме того те рычаги контрмер, что были ему дешёвы. Тут он превзошел по пассивности кроме того Брежнева.

Он не осознаёт кроме того того, что управление Центрального банка открыто его валит и крушит экономику, он не слышит кроме того отчаянных призывов Глазьева.

Комментарии первых лиц расейского истеблишмента нереально слушать: так они нелепы и противоречивы. Забрать лишь заявление ВВП о том, что девальвация — это прекрасно. Дескать, так за американский доллар от продажи нефти приобретали 33 рубля, а этак — возьмём 45 (девальвация опережает все речи).

И бюджет наполним. Но ему невдомек, что рубли эти — как обесценивающиеся керенки, что РФ через чур очень многое вынуждена брать за рубежом.

Всецело оправдался мой прошлый прогноз: кремлевская вершина совсем невежественна в экономике и потому опустила руки с первыми же порывами экономического шторма. Много лет она имитировала «сильную руку», но ни при каких обстоятельствах ею не была.

Первый же тяжелый удар новой холодной войны это вскрыл во всей неприглядности.

Сейчас цель Запада, раздувающего майдан и смуту в Российской Федерации, такова: добиться взрывного повышения цен, стремительного обнищания россиян, дезорганизации экономики и банковского краха. Вывести на площади огромные веса озлобленного Петербурга и населения Москвы, которое очень чувствительно к курсу рубля и к вероятному провалу банков.

Привести к расколу в вершине РФ, создать условия для дворцового переворота.

До тех пор пока замысел данный начинается удачно. В Вашингтоне, думаю, приятно поражены таким параличом воли в стане соперника. Горбачев по окончании падения стоимости одного бареля нефти в 1985-м начал сдаваться лишь через год, в октябре 1986-го (Рейкъявик). Да да и то — по окончании Чернобыльского удара.

А тут как-то все уж весьма не так долго осталось ждать пошло.

Максим Калашников пара раз набрасывал замысел срочных антикризисных действий, начиная со смещения Набиулиной и взятия под контроль ЦБ РФ. Но, не только М.К., но и многие другие. До Кремля пробовали достучаться, и Сергей Глазьев, и Валентин Катасонов, и Михаил Хазин с Михаилом Делягиным…

Увы, это — зряшный труд. Как сказал великий путешественник Ален Бомбар, попавшего в кораблекрушение значительно чаще убивают его паралич и страх воли. Тот же случай мы видим и на капитанском мостике РФ. Никакое послание 4 декабря уже ничего не поменяет. Слова уже ничего не поменяют.

Необходимы действия. А их нет. Имеется лишь попытки бежать от действительности…

Максим Калашников

Источник: apn-spb.ru