Естафьев: нам уже почти все равно, сколько стоит нефть

Нам уже практически все равно, сколько стоит нефть. Само собой разумеется, не очень приятно, но не смертельно.

Но с нефтяной иглы мы слезли, причем плата была относительно мала: обрушение гламурного потребление, введение элементов валютного контроля (а как вы думали?) и важная перестройка торговли. Не так уж и страшно….

Действительно, если бы легко более деятельно с распилом боролись, то возможно было бы избежать и этого, ну да хорошо.

Кстати, думаю, цену на нефть уже не осуществляет контроль никто, — доманипулировались, как говорится, так, что возможно на месяцев 6-8 расслабиться. Да и по большому счету та экономика, частью что мы так желали быть, начинает уже не скрипеть — осыпаться.

Нам уже все равно, какой у нас ВВП (валовый внутренний продукт, в случае если кто не осознал).

Совсем не так, как годом ранее, правда? В то время, когда Президент открыто хвалился, что удалось дать чуть-чуть роста.

Забавный рост был, само собой разумеется, но Путин был горд. Сейчас не так. Ясно, из-за чего: макроэкономика, любимица либералов, где возможно жонглировать терминами и цифрами, делается вторичной если сравнивать с микроэкономикой.

Термины «монетарный агрегат», «волатильность» становятся ничем если сравнивать с несложными русскими словами: «запустили», «открыли», «введен в строй». И в этом смысле то событие, что больших фирм (более 1 млрд.рублей инвестиционной емкости) в 2015 году открыто больше практически вдвое, чем в прошлом, есть самым ответственным. Значительно более серьёзным, чем все брифинги либеральных Улюкаевых. Так что 2016 год — год микроэкономики, экономики собственного жизненного и рабочего пространства.

Среди них и экономики «домашней». Фактически, лишь так и возможно преодолеть угрюмость экономической обстановке: домашней, дружеской экономикой. По научному это именуется «кооперация», но уж больно слово нудное.

Нам, само собой разумеется, не все равно, какие конкретно решения принимает отечественное превосходное правительство, правительство унылых осликов Иа, ищущих дно. А чего его искать-то? Да вот лишь неприятность в том, что с учетом происходящего около нас, в мире — а, поверьте, в том месте происходят очень пугающие вещи — правительственные и президентские также ответы находятся в весьма узком коридоре возможностей. И хороших ответов практически не осталось. Остались лишь нехорошие и весьма нехорошие.

И чем продолжительнее эти ответы откладываются, тем уже данный коридор делается. Но неприятность несложна: либо эти решения будет принимать эта власть, либо их будут вынуждены принимать другие люди в нехороших событиях. И внешние события, причем, время от времени совсем не связанные с фактически отечественными действиями будут нас к этим ответам подталкивать.

И если не это правительство, так следующая власть, но она будет вынуждена остановить данный «насос», выкачивающий их России деньги в Лондон и в другие «сладкие» места. Если не это правительство, то следующая власть будет вынуждена прервать сверхпотребление обезумевшей, думается, от вседозволенности знати, которая уж совершенно верно «под собою не чует страны». Если не это правительство, то следующее прекратит вакханалию с госконтрактами. По причине того, что пилить в таких количествах бюджет уже легко нереально.

Да, нам, само собой разумеется, хотелось бы, дабы это сделала нынешняя власть. По причине того, что мы не желаем потрясений, тем более что в Российской Федерации потрясений без крови не бывает. Но мир так устроен, что политический фаворит обязан ощущать настроение и время общества. Ощущает — молодец.

Перестает ощущать — «холодец». Жестоко? Да. Но в случае если уж ты взялся «руководить будущим», изволь соответствовать, а не прятать голову в лизоблюдства и песок славословий от непопулярных ответов. Мы же, надеюсь, все осознали, что психотерапия от имени отечественной власти, заговаривание неприятностей имеет все меньший и меньший эффект?

Симптом, но. Плохой. Еще не «холодец», само собой разумеется, но…

А «средний класс»… Жалко его, само собой разумеется. Но разве своим трудом «средний класс» изображал «продвинутое потребление»? Доходами от собственной булочной («булошной»?). Десятками патентов на технологии?

Автосервисом, на худой конец? Производством варенья? Кстати, представители «среднего класса», чье благополучие основывалось на данной экономической базе, в полной мере себя терпимо чувствуют и по сей день.

Я приобрел тут на ярмарке у Красной площади превосходное «домашнее» «домашнее» варенье по 250 р. банка (дорого кроме того для Москвы), не жалею, вследствие того что отменное, прикольное.

Кстати, стояла очередь и торговали девчонки радостно. Но остальные-то…

В массе собственной представители «среднего класса» существовали на базе, по научному говоря, перераспределения «нефтегазовой ренты».

Жалко их, да. Но, возможно, приходит время отыскать в памяти, что ты не Манька-Облигация… Не «собачий визажист-престидижитатор» (в нежданно ужасной повести С.Буркатовского «День назад будет война» Сталин кричит на молодого дурака-попаданца, задавая вопросы про собственного приемного сына Артема Сергеева: «он что, также, собачий парикмахер»? — кроме того я, просматривая, поежился), а химик-технолог либо кондитер. Либо переводчик.

Либо школьный преподаватель. Либо швея. Кстати весьма хорошая и необходимая профессия, значительно более серьёзная и занимательная, чем «светская львица». А холей и «макияжем ногтей» возможно пожертвовать. Возможно, правда.

Один раз пережить «ломку», — позже легче будет.
А по большому счету, в далеком прошлом желал сообщить: пожили мы — ну, не все, само собой разумеется, но многие — «сложными эйфориями», в случае если желаете эйфориями «антисоветскими». Пора привыкать к эйфориям несложным.

Ну, а кто не сможет и останется в парадигме: «эта страна не дала мне возможностей раскрыться», так и захотим им радостного пути. Держать уж точно не нужно. А сами останемся тут.

Нам тут жить, нам выстраивать нашу страну для отечественных детей. Они, отечественные дети, поскольку тут будут жить, правда? Так, что никакого умного замысла Путина нет.

Имеется мы, отечественные дети, наши головы и наши руки. И больше, — ничего.

Источник: publizist.ru