Если нефть иссякнет

Нельзя сказать, что Российская Федерация открытая страна. Тем больше удивления приводит к откровенности людей, несущих ответственность за основной источник доходов страны — за нефтегазовый сектор. Кроме того в случае если специалисты упоминают собственные отрезвляющие удручающие предостережения и данные скорее вскользь, информация распространяется как пламя на протяжении пожара.

Основное послание экспертов: в Российской Федерации, второй по размеру стране по добыче нефти, в недалеком будущем может иссякнуть «тёмное золото», а введенные Западом санкции затронули отрасль посильнее, чем ожидалось. Говорят о необходимости основательной стратегической реструкуризации. Звучит кроме того требование укрепить позиции частных нефтяных компаний.

Все это напоминает начало новой эры в Российской Федерации.

Несколько дней назад замдиректора департамента добычи нефти и газа Министерства энергетики Александр Ерков увидел, что из-за санкций Запада в скором времени у России не будет ни достаточного количества буровых платформ, ни запасных частей к ним. Сутки спустя вынудили насторожиться расчеты заместитель главы Минэнерго РФ Алексея Текслера, в соответствии с которым русский нефтедобыча «возможно» сократится, в случае если стоимость одного бареля нефти опустится ниже отметки 40 долларов за баррель. Цена одного барреля, другими словами 159 литров североморской нефти марки Brent, в последних числах Августа опускалась до 42,23 долларов.

Негативны времена и для газа. Во внутренних документах министерства экономики прогнозируют рекордное понижение цены на экспорт газа ГазПрома. В соответствии с документам, привязанная к нефтяным котировкам цена на экспортный газ в ближайшие три года будет составлять 162-194 американского доллара за 1000 кубических метров, в то время как годом ранее цена составляла 251 американских долларов, а в этом году она достигала 237 долларов.

Снаружи Российская Федерация демонстрирует независимость. Но в стране господствует нервозность. Так как «единственное, что в экономике России имеет значение, — это стоимость одного бареля нефти и газ», — отмечает Алексей Мовчан, инвестиционный банкир и — с недавних пор — специалист по вопросам энергетики Столичного центра Карнеги.

Последствия падения стоимость бареля нефти, начавшегося летом 2014 года — неспешно она упала менее чем наполовину, — по-настоящему начинают проявляться лишь на данный момент. И только на данный момент согласится то, насколько велики издержки санкций против нефтегазового сектора.

Оба события наносят удар по России в то время, в то время, когда действующие месторождения истощаются, и исходя из этого инвестиции в новые, а также офшорные месторождения, становятся неизбежными. Наряду с этим разработки обходятся все дороже, потому, что добывать нефть делается все тяжелее. Более того, в том, что касается газового сектора, испортились отношения между энергетическим концерном «Газпром» и его главным клиентом — Европой, а со постройкой трубопроводов в направлении желаемого другого рынка Китая сложно совладать в денежном замысле.

Как раз для нефтяного сектора тяжелыми были последствия предусмотренного санкциями запрета на предоставление западных одолжений в области добычи нефти в труднодоступных регионах, к примеру, в Арктике. Так как это коснулось ответственных буровых работ, каротажа и контроля скважин. Если судить по презентации специалиста министерства Еркова, уже в самое ближайшее время обнаружится недочёт 20 буровых установок и к 2020 году — около 159 тысячи запасных частей.

Действительно, сама Российская Федерация владеет достаточным опытом классической добычи.

Но в перспективном офшорном сегмента ей не достаточно ноу-хау и технического оснащения, каковые российские концерны сохраняли надежду взять в сотрудничестве, а также в рамках совместных фирм, с большими западными концернами. По словам Еркова, при геологической разведке на шельфе часть русском техники на данный момент меньше одного процента.

До тех пор пока нефтяные компании извлекают пользу из большой девальвации рубля: доходы от экспорта они приобретают а долларах, а затраты несут в рублях. К тому же Газпром может сохранять надежду на то, что, в соответствии с бессчётным прогнозам русских специалистов, количество экспорта вырастет в ближайщее время, а отношения с Европой неспешно наладятся, в частности благодаря запланированному постройке газопровода «Северный поток-2» по дну Балтийского моря.

Но, жёсткой надежды нет.

Российская Федерация через чур прекрасно знает, что она обязана не только сократить чрезмерную зависимость от сырьевого сектора, но и основательно реформировать собственный нефтегазовый сектор.

Соответственно, полным ходом идет работа над Энергетической стратегией, рассчитанной на ближайшие двадцать лет. Такое поручение было дано еще в 2013 году. Действительно, последние месяцы Стратегию приходилось всегда менять в зависимости от изменений на рынке. Новая Стратегия, которую правительство, вероятно одобрит в ноябре, предусматривает два сценария: консервативный прогноз исходит из того, что санкции Запада сохранят силу, а стоимость одного бареля нефти в течение пяти лет вырастет до 80 американских долларов, а позднее — до 100 долларов.

Согласно расчетам, при таких условиях направляться рассчитывать на ежегодный экономический подьем в среднем на 19% впредь до 2035 года.

В базу оптимистичного сценария положена стоимость одного бареля нефти, которая выше на 10-15%. В случае если так произойдёт, к 2035 году ВВП практически удвоится.

Авторы Энергетической стратегии, которая на данный момент согласовывается на всех уровнях власти, открыто показывают, что для России рынки «сужаются». Они утвержают, что в ответ Газпрома обязан показать больше гибкости, к примеру, в отношении контрактов с потребителями.

Согласно расчетам, количество экспортного газа будет довольно скромным: он вырастет в диапазоне от одного до десяти процентов до 2035 года, в то время как ранее допускались огромные скорость увеличения. Считается, что сланцевый газ и возобновляемые источники энергии опасны для России. Однако отмечается, что добыча газа увеличится на 40%, а добыча нефти останется на таком же уровне, как на данный момент.

В соответствии с Энергетической стратегии, чтобы совладать со всем этим, нужны инвестиции в размере 2,3-2,8 триллиона долларов (2-2,5 триллиона евро). Одно событие обращает на себя особенное внимание: в случае если до сих пор ставку делали на национальных гигантов отрасли, а нефтегазовый сектор в течении нескольких лет подвергался деприватизации, то в новой Стратегии звучит призыв поддержать небольшие и средние нефтяные компании — потому, что их значение вырастет по окончании 2020 года.

Примечательно и следующее: специалисты не строят иллюзий по поводу разработок в Арктике — большие работы направляться ожидать только по окончании 2035 года. «Стратегия воображает скорее отвлечённый интерес, чем практический», — подмечает Валерий Нестеров, отраслевой аналитик Sberbank CIB. Другие специалисты ему вторят: большое количество теории. Посмотрим, будет ли действительность ее придерживаться.

Эдуард Штайнер

Источник: inosmi.ru