Два процента для премьера

Из-за чего ЦБ оставляет правительство наедине с кризисом

Одно радует — к точке зрения олигархов российский Национальный банк точно не прислушивается. Генеральный директор Альфа-банка Петр Авен на Гайдаровском форуме призывал ЦБ не поддаваться давлению и не торопиться снижать главную ставку. Президент «Русала» Олег Дерипаска в кулуарах Давосского форума, напротив, назвал жителей Неглинной «астронавтами» за рвение добиться низкой инфляции, а она, согласно точки зрения миллиардера, не редкость лишь на кладбище — «в том месте уже никому и ничего не требуется».

В итоге ЦБ в пятницу все-таки опустил главную ставку. Но всего на два пункта — с 17 до 15 процентов годовых. Грубо говоря, и банкира Авена не послушали, и промышленнику Дерипаске не очень сильно помогли.

В случае если кто-то и был в выигрыше — то правительство как основной распорядитель бюджета.

На новостях о понижении ставки рубль еще больше снизился в цене. При том, что параллельно нефть на мировых рынках заметно подорожала — баррель в первый раз В первую очередь года перевалил за 50 долларов.

Сказать о смене тренда, очевидно, пока рано. В полной мере быть может, это всего лишь «нефтяные котировки» и технический отскок не так долго осталось ждать снова обвалятся. Но ослабление нацвалюты на фоне подорожания главного экспортного товара снабжает казне энное количество очень нужных ей дополнительных рублей.

Забавно, что в пятницу же первый помошник премьер-министра Игорь Шувалов, выступая в государственной думе, заверил, что правительство попытается избежать банкротств фирм из-за колебаний обменного курса.

Но в то, что начальники кабмина не знали о приготовленном на Неглинной «комплименте от шефа», верится с большим трудом. Через чур уж деятельно — среди них и с применением СМИ — от ЦБ получали ослабления очень сильно закрученных 16 декабря «денежных гаек».

Получается замкнутый круг. ЦБ снижает ставку, падает привлекательность рублевых активов. Но тем, кто берет рублевые кредиты для скупки долларов либо евро, эти займы отныне обходятся дешевле.

Наконец, растущая инфляция, спад в Экономике, ухудшение конфликта на Украине и угроза новых санкции Запада также никак не содействуют росту популярности русском валюты. В общем, в случае если еще и нефть снова отправится вниз, новый виток валютной турбулентности обеспечен. Следовательно, правительству вправду нужно будет выполнять данное Шуваловым обещание — выручать предприятия, пострадавшие из-за курсовых скачков.

Вот тут именно и понадобятся деньги, вырученные благодаря новой девальвации. У человека, руководствующегося только формальной логикой, резонно появится вопрос: для чего городить целый данный огород и снижать ставку, в случае если новые антикризисные затраты обязательно съедят появившиеся у правительства допдоходы? Но тут главное слово — «правительство».

По окончании того как Эльвира Набиуллина легко ослабила вожжи, ее место «на облучке» занимает Медведев. Либо, скорее, его подчиненные — уже вышеупомянутый Игорь Шувалов и глава МинФина Антон Силуанов, каковые, в отличие от, скажем, министра экономики Алексея Улюкаева, выступает за более аккуратное применение резервов.

Как сохранить экономическую стабильность, банки поддерживать, массовые банкротства предотвращать и одновременно с этим, «глубокоуважаемых людей» не обидеть, взявших в более спокойные времена «добро» кабмина на применение средств Фонда национального благосостояния ( ФНБ)?

Шувалов говорит, что правительство даст деньги на эти проекты «лишь в том случае, если составляющая частного бизнеса будет наряду с этим непременно выполнена. В том месте, где личный инвестор не имеет возможности выполнить собственные обязательства, или параметры для того чтобы участия изменяются, мы предложим, возможно, на данный момент такие проекты отложить». Но при дорогих кредитах это условие для большинства соискателей невыполнимо.

Вот тут-то демарш с главной ставкой оказывается как запрещено кстати.

Правительство проявляет жесткость, банковский регулятор — «мягкость», разрешая министрам избежать окончательной ссоры с влиятельными лоббистами. Исходя из этого, кстати, не соглашусь с аналитиками, утверждающими, что своим пятничным ответом Банк России поставил крест на собственных же упрочнениях по превращению главной ставки в основной инструмент финансово-кредитной политики. Именно напротив, ставка ЦБ по собственной значимости стала женой рамки денежной сферы и стала одним из инструментов громадной политики.

Неудивительно, что Набиуллиной было нужно поделиться столь ответственным ресурсом.

Но, как поется в песне, в случае если к второму уходит невеста, то неизвестно, кому повезло. По окончании паса от ЦБ у правительства уже не будет возможности переложить ответственность за провал стабилизиционого замысла на собственного финансово-кредитного «смежника».

Александр Бирман

Источник: lenta.ru