Для России обвал цен на нефть отзывается советским эхом

Для большинства государств замедление экономического подьема в Китае и сопутствующее этому процессу понижение цен на сырьевые товары представляет собой что-то в диапазоне от неудобства до рытвины на дороге. А для России это трагедия.

экономика и Российская валюта, уже находящиеся под давлением западных санкций, появились в самом настоящем свободном падении в следствии обвала стоимости одного бареля нефти. В соответствии с сделанному в июле прогнозу МВФ, русский экономика в текущем году уменьшится на 3,4%, и это самый большой показатель падения среди государств с развивающейся экономикой.

Сейчас данный прогноз уже выглядит оптимистическим. Андерс Аслунд (Anders Aslund), специалист по России расположенного в Вашингтоне Атлантического совета, считает, что более возможным представляется сокращение на 6%. Это сходится с оценкой российского Центробанка, эксперты которого уверены в том, что подобное сокращение случится, в случае если стоимость одного бареля нефти опустится до 40 долларов за баррель, — а приблизительно таковой она сейчас и есть.

Рост русском экономики во время с 1999 года по 2008 год составлял в среднем 7%, что в значительной степени было обусловлено большой стоимостью на природный газ и нефть.

Обвал стоимости одного бареля нефти обнажил глубокие трещины в основании русском экономики — падающая производительность, уменьшающееся количество рабочей силы, частные предприятия и неконкурентоспособная промышленность, сдавливаемые клептократическим кумовским капитализмом и государством.

Сейчас специалисты МВФ считают, что долговременный экономический рост в Российской Федерации будет на уровне 1,5%. Согласно точки зрения г-на Аслунда, он не превысит 1%, что поразительно для страны, уровень судьбы в которой образовывает всего 40% от американских показателей.

Подобная обстановка имеет значение как для мира, так и для России.

Нефтяное и газовое достаток разрешило Путину укрепить собственную власть в стране, а России — показать силу собственных мускулов в интернациональных отношениях. Утрата основанного на природном газе и нефти достатка угрожает уничтожить существующий геополитический порядок, не смотря на то, что показателей этого до тех пор пока еще не отмечается.

Существуют параллели с теми событиями, каковые стали причиной развалу СССР.

До 1970-х годов природный газ и нефть не занимали главного положения в советской экономике. СССР был «развитой (не смотря на то, что и неэффективной) промышленной и технологической державой», — отмечает Тейн Густафсон (Thane Gustafson) в собственной размещённой в 2012 году книге «Колесо фортуны: Борьба за власть и нефть в Российской Федерации» (Wheel of Fortune: the Battle for Oil and Power in Russia).

Но его дни были сочтены.

Социалистическая индустриализация, застойное сельское хозяйство, не талантливое прокормить растущее городское население, паразитирующий неконкурентоспособное производство и оборонный комплекс «сделали данный развал неизбежным», — отметил в собственной размещённой в 2006 году книге «Смерть империи. Уроки для современной России» Егор Гайдар .

Взлет стоимости одного бареля нефти в 1970-е годы предотвратил развал СССР, но сделал из него государство, зависящее от нефти. Экспорт нефти и газа разрешал России оплачивать закупки зерна на Западе, поддерживать собственных восточноевропейских сателлитов, и осуществить вторжение в Афганистан.

Господин Гайдар (он погиб в 2009 году) усматривал начало финиша СССР в принятом в 1985 году ответе Саудовской Аравии о прекращении помощи стоимость бареля нефти и об повышении ее добычи. Российская Федерация была вынуждена брать кредиты на Западе для оплаты импорта зерна, и в следствии она в значительной степени утратила собственный стратегическое влияние — сперва в Восточной Европе, а после этого и в Советских Республиках.

В первой половине 90-ых годов двадцатого века, столкнувшись с настоящей угрозой голода и гиперинфляции, СССР развалился.

Подобные параллели не следует переоценивать. В отличие от СССР Российская Федерация сейчас есть рыночной экономикой, не смотря на то, что и с громадным присутствием страны. Проводимую ей экономическую политику можно считать довольно важной.

В прошедшем сезоне российский Центробанк отказался от помощи рубля. Последовавший за этим обвал русском валюты привёл к инфляции, понижение жизненного уровень, и вызвал сокращение импорта.

Западные санкции, введенные из-за аннексии Россией поддержки и Крыма сепаратистов в восточной части Украины, сократили возможность получения новых зарубежных кредитов. Это разрешило сохранить профицит счета текущих операций — баланс всех доходов от инвестиций и торговли, — и не растратить золото-валючные резервы, что и помогло не допустить тот вариант кризиса, с которым СССР столкнулся в первой половине 90-ых годов двадцатого века, а Российская Федерация — во второй половине 90-ых годов двадцатого века.

Более ответственная параллель — это губительное наследие нефтяного и газового достатка. Российская Федерация стала жертвой хорошего варианта «проклятия природных ресурсов», от тенденции применения легко приобретаемого достатка от продажи ресурсов, которое употребляется для помощи неэффективной индустрии, сжимает производство и потворствует коррупции. Природная рента — доходы от продажи нефти, газа, угля, нужных ископаемых и древесных материалов за вычетом производственных затрат — образовывает 18% российского ВВП, и это самый большой показатель среди государств с развивающейся экономикой, и, помимо этого, он намного больше, чем у богатых государств-экспортеров нефти — таких как Норвегия и Канада. Путин применяет эту ренту для модернизации армии, расширения страны общего благосостояния, и для финансирования таких респектабельных проектов как Олимпиада в Сочи.

В это же время расширяющийся госсектор подрывает частное предпринимательство в Российской Федерации. Господин Аслунд приводит как пример приобретение контролируемой страной компанией Роснефть в 2013 году за 55 млд дол прекрасно управлявшегося частного соперника ТНК-BP. Сейчас «уничтожающая сокровище» Роснефть стоит меньше, чем раньше стоила ТНК-BP.

Западные санкции еще больше ослабляют русского индустрию, включая добычу нефти и газа, потому, что они лишают ее возможности покупать наиболее значимые разработки. Западная Европа ищет более качественные источники газа, и исходя из этого российский экспорт еще более сократится.

Медведев постарался стимулировать инновации и диверсифицировать экономику за рамками добычи нефти и газа.

Но специалисты по России Клиффорд Гэдди (Clifford Gaddy) и Барри Икес (Barry Ickes) в собственной подготавливающейся к публикации книге отмечают, что кроме того эти попытки диверсификации зависят от субсидий, приобретаемых от нефти и газа. Многие российские влиятельные госслужащие замечательно знают, с какими вызовами сталкивается страна. Председатель ЦБ Эльвира Набиуллина именует сегодняшний спад в Экономике «структурным» и вычисляет его обстоятельством «негативные инвестиционный климат» и «демографические тенденции».

Но совсем не разумеется, что Путин и его ближайшее окружение слышат то, что говорят эксперты. В конечном счете экономические неприятности еще не подорвали его популярность дома и не умерили его амбиции за рубежом.

Но история говорит о том, что подобную обстановку не следует принимать как что-то самой собой разумеющееся.

Грег Ип

Источник: ehorussia.com