Дешёвая нефть рискованна для Дома Сауда: Шпенглер

Саудовская Аравия тратит деньги, как будто бы «на следующий день» не существует. В новом докладе МВФ допускается, что для Дома Сауда может и не быть «на следующий день». Без массового сокращения затрат Королевство истощит собственные резервы за пять лет при нынешней цене нефти, считает МВФ. Саудовская Аравия — страна богатая, но в ней большое количество бедных людей, и Дом Сауда брал легитимность, субсидируя подданных.

Семейство может и не пережить меры жёсткой экономии, на которых настаивает МВФ и каковые нужны, дабы удержать Королевство от растраты всех ресурсов к 2020 году. Египет, сейчас зависящий от саудовских субсидий, также в зоне риска.

Ставки на падение Дома Сауда были многие годы безлюдной тратой времени.

Как писал Уильям Квандт в Foreign Affairs еще двадцать лет назад, «существует кустарная индустрия, и она предвещает будущее падение Дома Сауда». Бесчисленные специалисты утверждали, что видят письмена на стенах королевского дворца, но ничего хорошего от этого не было. До тех пор пока ещё лукавые саудовцы как-то справляются, откупаются либо убивают борьбу.

На это раз иное дело. Как отмечала в июле прошлого года аналитик Meda al Rowas из IHS-Janes, «духовные круги Саудовской Аравии — один из самых ответственных механизмов стабилизации в королевстве. Идеология салафитов-ваххабитов требует покорности установленному правителю, при Саудовской Аравии — это король, но лишь , пока он усиливает ислам».

В этом случае возможно в противном случае. Все механизмы выживания монархии требуют громадных денег, а вызовы, стоящие перед самоназначенными стражами чистоты ислама, на всех полях сражений королевства покупают всё громадную убедительность по мере погружения ислама всё глубже в кризис и хаос.

Саудовский королевский дом пребывает в альянсе с египетскими армейскими против Братьев-мусульман, формы ислама, более привлекательной для молодых саудовцев, не допущенных к привилегиям и власти монархии, а ИГИЛ сейчас усиливает собственную заявку на ведущую роль в исламе вопреки склеротичному Дому Сауда; такую опасность отметилимногие западные аналитики.

В ноябре 2014 года глава ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади призвал мусульман к восстанию против саудовской монархии. ИГИЛ устраивал в начале этого года взрывы смертников, направленные против шиитского меньшинства страны, утверждая собственную власть против правительства в альянсе с духовными кругами и разрушительное наступление на шиитскую мечеть в Кувейте в июне прошлого года.

Королевская семья ответила на исламистскую угрозу, назвав себя фаворитом суннитов в борьбе против ИГИЛ.

Meda al Rowas из IHS даёт предупреждение: «Попытки короля Салмана удержать духовенство на собственной стороне, включая одобрение обвинительных высказываний духовных лиц, направленных против шиитов и Ирана в целом, несут угрозу ответных мер во время трёх-пяти лет, в особенности, в случае если саудовцы сочтут, что монархия Аль-Сауд не имеет возможности воспрепятствовать расширению влияния Ирана».

На фоне религиозной войны экономические неприятности Саудовской Аравии являются смертельную угрозу продолжению существования режима. 2000 саудовских принцев, каковые осуществляют контроль страну, субсидируют от четверти до трети саудовского населения. Они могут быть неспособны более брать социальный мир, если доверять МВФ.

График ниже демонстрирует цену на нефть, при которой все главные ближневосточные производители смогут сбалансировать правительственные бюджеты; при Саудовской Аравии себестоимость нефти (желтые колонки) образовывает $105. Зелёные точки показывают количество лет в распоряжении страны перед тем, как у неё закончатся денежные резервы. Ирак уже давно банкрот. У саудовцев и Алжира имеется пять лет, у Ирана — восемь.

Неясно, может ли Саудовская Аравия так глубоко сократить затраты и наряду с этим удержать политическую стабильность.

Довольно бедности в Саудовской Аравии данных нет, но одна из саудовских газет пользовалась данными социальной работы и оценила, что 6 миллионов из 20 миллионного населения — бедные, а кое-какие и совсем нищие. По окончании тревог Арабской весны 2011 года, Эр-Рияд увеличил социальные выплаты на $37 миллиардов — либо $6000 на каждого бедняка королевства — дабы воспрепятствовать распространению недовольства на собственной территории. Сейчас Саудовская Аравия тратит $48,5 миллиарда на оборону, согласно данным IHS, и собирается увеличить сумму до $63 миллиардов к 2020 году. Монархии приходится соответствовать будущему постройке классических армии Ирана по окончании соглашения Р5+1, дабы поддержать уверенность в себе.

другие государства и Саудовская Аравия Залива ещё и поддерживают на плаву Египет.

Они дали обещание $63 миллиарда новой помощи Египту в начале этого года, и египетские СМИ прогнозируют, что неспециализированный пакет помощи будет более чем на $20 миллиардов больше. Фаворит Братьев-мусульман Мохаммед Мурси был свергнут в июле 2013, в то время, когда египетская экономика упала, а его преемник, генерал Фатах аль-Сиси сразу же обеспечил помощь государств Залива. Экономика Египта ухудшается . Разрыв торгового баланса страны всегда увеличивался по окончании свержения президента Хосни Мубарака. Наибольшая арабская страна импортирует половину продовольствия и берёт практически на $40 миллиардов больше, чем реализовывает.

Если не будет субсидий государств Залива, египетская экономика упадёт.

Поступления доходов от туризма быстро упали, на 41% с 2012 года до 2013 года, всего до $5.9 миллиарда в год. Добрая половина египтян зависит от правительственных субсидий, что раздуло недостаток бюджета до 12,5% ВВП.

Кроме того в негативных стратегических и экономических условиях Дом Сауда владеет замечательными ресурсами. Их 100 000 человек в Национальной Гвардии — в основном милитаризованная внутренняя полиция, персонал которой составляют представители племён, лояльных королевской семье. Саудовцы и другие монархии Залива берут еще и пакистанских наёмников, каковые по некоторым оценкам составляют полиции и 500 000 десятую часть военных в составе стран Залива.

В таких условиях большой зарубежный контингент в саудовских вооружённых силах может стать страшным, к примеру, при восстания 1,5 миллиона пакистанских рабочих в королевстве.

Дабы сохранить благоволение духовных ваххабитских кругов, монархия разрешила зажиточным саудовцам снабжать свободное финансирование исламистских действий, что Эр-Рияд официально отрицает. Китайские должностные лица сравнительно не так давно мне заявили, что единственное, чего опасается Китай на Ближнем Востоке — это Саудовская Аравия, которая финансирует ваххабитские медресе в западном китайском независимом районе Синьцзян с мусульманским большинством. Снаружи саудовско-китайские отношения прекрасны.

Китай — наибольший потребитель нефти Эр-Рияда, не смотря на то, что Китай в первый раз в 2015 году приобрел больше нефти у России, чем у Саудовской Аравии. Российская Федерация принимает платежи за нефть в китайской валюте, а Саудовская Аравия требует американские доллары США.

Неприятность в том, что центральное правительство в Эр-Рияде или неспособно воспрепятствовать отдельным саудовцам поддерживать радикальные группы, или оно так обязано ваххабитским духовным правящим кругам, что вынуждено двурушничать.

Мусульманский сепаратизм — еще одна яркая забота Китая. Как и Российская Федерация, Китай не вычисляет Иран угрозой; китайские мусульмане сунниты, а не шииты. Распространение исламизма финансируемыми саудовцами медресе пугает Китай — у него нет естественной защиты от зарубежной религиозной идеологии на собственной территории — и Саудовская Аравия выглядит всё большей и большей помехой.

Саудовцы обучаются тому, что деньги не смогут приобрести стратегическое превосходство, и как раз в тот момент, в то время, когда финансы угрожают истощиться. Монархия десятки лет дурачила пессимистов, но сейчас, быть может, её лучшие дни уже сзади.

Дэвид Голдман

Источник: warandpeace.ru