Что будет, если зафиксировать рубль

Перед Новым годом, в ожидании изменений и праздников к лучшему в следующем году, самое время помечтать о приятном — к примеру, о том, дабы экономика России не падала, цены не прыгали вверх, а рубль стал стабильным и крепким.

Экономика — вещь прозаическая. Она основана на сотрудничестве настоящих сил и, по большому счету говоря, мало зависит от тех либо иных субъективных факторов. Однако имеется один замечательный рычаг в руках человека, что может «поворачивать реки», «двигать горы» и в целом поменять направление развития. Это — экономическая ее применение и теория.

Что будет, в случае если приложить теорию к жёсткой действительности нынешнего дня? К примеру, что было бы, в случае если применить многократно раскритикованную политику фиксированного валютного курса — на данный момент, в то время, когда рубль ставит антирекорды, а ставки финансового рынка и уровень ликвидности значительно сдерживают экономическую активность.

Сходу направляться оговориться, что такая политика не может быть стратегическим ответом на многие годы, но как тактическая мера на период внешнего шока (низких стоимости одного бареля нефти) имела возможность бы разрешить стабилизировать обстановку.

Первый вопрос — в случае если фиксировать, то к чему?

Вариантов сейчас, увы, мало. Фиксация курса рубля неизбежно свидетельствует его привязку к какой-либо второй валюте либо корзине валют (как до ноября 2014 года в этом качестве действовала бивалютная корзина из американского доллара и евро). По сути это значит, что Национальный банк определяет желаемый курс рубля по отношению к данной валюте, и, когда рубль под действием разных обстоятельств пробует сдвинуться с данной отметки вверх либо вниз, ЦБ возвращает его назад — производит на рынок столько валюты либо рублей, сколько для этого потребуется. Очевидно, на поддержание курса Нацбанку необходимы громадные количества золото-валючных резервов, каковые, к счастью, пока имеется.

Евро и американский доллар, каковые первыми приходят на ум в качестве валют — партнеров рубля, находятся в той территории, где к Российской Федерации используются санкции. Самая больной санкция — это ограничение доступа к денежным ресурсам. Грубо говоря, отечественная политика валютного коридора, которая существовала до ноября, была основана среди них и на возможности приобретать финансирование как на европейском, так и в Америке. С весны этого года она фактически провалилась сквозь землю.

Но на данный момент имеется второй вариант — юань.

В текущем году российский и китайский центробанки подписали соглашение о валютном свопе. Это значит, что для получения китайских юаней, мы даем вместо рубли, а не доллары США либо евро. Другими словами практически мы получили доступ к рефинансированию из Китая.

Так стоит ли пользоваться данной возможностью для фиксации рубля?

Доводы за:

Это разрешило бы внести очень нужную стабильность в инвестиционный процесс. Юань за последние минимум 15 лет зарекомендовал себя в качестве очень стабильной валюты. Своп-линия между Центральными банками Китая и России (150 млрд юаней) окажет помощь сглаживать колебания внешней конъюнктуры.

Отличие в процентных ставках между Россией (главная ставка по кредитам ЦБ для банков 17%) и Китаем (5,6%) приведет к восстановлению инвестиций в Россию и понижению внутренних ставок. Неспешно это разрешит снизить зависимость от американского доллара и активизировать роль рубля во внешней торговле. Рублями возможно будет расплачиваться с китайскими торговцами за товары, поставляемые в Россию. Это укрепит развитие финансового рынка и торговли в рамках БРИКС. Разрешит стабилизировать валютные взаимоотношения в ЕАЭС.

Пару дней назад подтвердилась информация, что такое же соглашение о валютных свопах подписано у Китая с Казахстаном (и еще приблизительно с 30 государствами).

Риски, которые связаны с таким ответом, кроме этого очевидны и очень громадны:

необходимость выплаты внешнего долга в долларах и евро компаниями и риск для золото-валючных резервов; возрастающая экономическая и, как следствие, политическая зависимость от Китая; наличие ограничений на свободное обращение юаня; значительно меньший размер восточных денежных рынков если сравнивать с западными.

И самый главный риск — возможные неприятности на выходе из политики фиксации курса, в то время, когда необходимость в нем отпадет. Как показывает опыт и наш опыт других государств, без значительных потрясений сделать это будет очень непросто.

Новогодние сказки тем и хороши, что они позволяют помечтать, а жёсткая действительность повседневной судьбе все расставит на собственные места.

Константин Корищенко

Источник: slon.ru