Цены на нефть еще долго не вырастут

Специалист по нефтегазовому рынку Михаил Крутихин, партнер консалтинговой компании RusEnergy, расказал журналистам Anews.com о том, из-за чего стоимость бареля нефти еще долго не вырастут, об Алексее Миллере в роли «почтальона» и о том, из-за чего Норвегия и Россия по-различному распорядились собственными природными достатками.

«Никаких стоимостей в районе $80 либо $100 за баррель мы продолжительно еще не заметим»

— Обычный вопрос, что вам задают значительно чаще как известному аналитику по углеводородному сырью: что ожидает рынок нефти?

— Спрос на нее будет расти весьма медлительно. Замедляется экономика Китая. И имеется подозрение, что замедляться она будет все посильнее и посильнее.

Не растет потребление в Европе.

Нужно учитывать американскую сланцевую нефть, которая при кроме того маленького увеличения цены бурным потоком возвратится на рынок. Кроме этого, выходят на рынок такие игроки, как Иран, растет добыча в Ираке.

Возможно ожидать, что давление на стоимости будет сберигаться.

В то время, когда мы полтора года назад предвещали, что в течение двух лет приблизительно средняя удельная стоиость будет $45 за баррель, то вычисляли лишь на два года вперед. Но на нескольких встречах интернациональных специалистов я с удивлением выяснил, что у них прогнозы приблизительно такой же стоимости распространяются на 10 лет вперед – до 2025 года. Исходя из этого возможно ожидать, что нефть так же, как и прежде будет недорогой, никаких стоимостей в районе $80 либо $100 за баррель мы продолжительно еще не заметим.

«Это распил бюджетных средств, я бы так сообщил»

— В начале «нулевых» нефтяных компаний в Российской Федерации было значительно больше. Это делало отрасль действеннее и прозрачнее?

— Их было не только больше.

У нас были нормальные частные нефтегазовые компании, начиная с ЮКОСа, ТНК-BP, «Башнефти», «Удмуртнефти», Итеры. «Сибнефть» возможно отыскать в памяти… Сейчас же в Российской Федерации национальные монстры, каковые отвратительно управляются.

Это не политическая воля. Давайте честно сказать.

Это чистой воды коррупция.

Что такое госкомпания, управляемая государственный служащими? Как она трудится? Затеваются по «политической воле» в кавычках никому не необходимые проекты.

От непонятных газопроводов до освоения нефтяных запасов в Венесуэле. Полностью нерентабельные, затратные. По окончании госслужащие размещают договора на производство работ, на поставку оборудования среди собственных друзей. Друзья выдвигают смету в 3 раза больше, чем надеется. Из этого средняя цена километра трубопроводов в Российской Федерации в 3 раза больше по сравнению с другими.

Затем убытки все списываются, потому, что сооружает госкомпания. Кто в том месте будет об этом заботиться? Совсем нормально возможно все списать. Это распил бюджетных средств, я бы так сообщил.

Вот что такое государственной компании, тем более таких размеров как у нас.

«Приобретает от президента некомпетентные указания и несет их обратно в «Газпром»»

— В случае если сказать о «Газпроме», одним из тщетных и весьма дорогих проектов именуют «Силу Сибири»…

— в течении не меньше чем четырех лет плановики и экономисты «Газпрома» сопротивлялись принятию окончательного инвестиционного ответа по этому проекту, потому, что все расчеты показывали, что кроме того при довольно больших стоимостях на источники энергии данный проект ни при каких обстоятельствах не окупится. А на данный момент цены на газ сократились с ожидавшихся $300 за тысячу кубов, как просчитывали при подписании так именуемого договора с Китаем, до $130 за тысячу кубов в этом регионе.

Исходя из этого ни о какой рентабельности этого проекта речи не идет.

Но управление страны выкрутило руки «Газпрому» и вынудило принять инвестиционное ответ совсем не экономическому, нерентабельному проекту.

— Как возможно главе «Газпрома» Алексею Миллеру выкрутить руки?

— Нужно заявить, что Миллера я уже пара раз именовал «почтальоном». Это начальник, что, в принципе, никаких стратегических ответов по компании не принимает. У него имеется своеобразная задача — он до управления страны в лице президента доносит полностью не соответствующие действительности отчеты о работе компании и нереалистичные возможности развития рынка газа.

В ответ он приобретает от президента некомпетентные указания и несет их обратно в «Газпром», дабы они претворялись в судьбу.

К счастью, многие из этих указаний или игнорируются, или . И «Газпром» все-таки имеет возможность трудиться, не обращая внимания на такое умное управление, и где-то кроме того достигает удач.

Но к сожалению, указания ускорять принятие инвестиционных ответов по некоммерческим проектам, – это огромное бремя для компании.

Ну, вот посмотрите.

Выстроен газопровод Сахалин-Хабаровск — Владивосток, что сначала был никому не нужен: с одного финиша нет газа, с другого конца нет рынка. Было принято инвестиционное ответ о постройке Владивостокского завода по сжижению газа. Слава всевышнему, проект никуда не отправился. Израсходовали деньги на проектные работы, на ТЭО и без того потом, и наконец, осознали, что экономически это полный провал. Получается так, что деньги в том направлении уходят, но суть этого проекта — нулевой.

«Миллер, в случае если открывает рот, в обязательном порядке говорит какую-нибудь глупость»

— Какими вы видите возможности экспорта газа в Европу?

— Ну, если доверять Миллеру, что, в случае если открывает рот, то в обязательном порядке говорит какую-нибудь глупость, то Европе потребуется на 200 млрд кубов больше в год газа ГазПрома, чем она приобретает на данный момент. Это полностью нереальные цифры. Я пологаю, что «Газпром» сможет реализовывать в Европу приблизительно 29-30% от общего баланса потребления газа в ЕС.

Но объем данный будет не так велик. Возможно, к 2025 году он будет равна примерно 160 млрд кубов в год. Не больше.

Тут нас ожидает ценовая война.

И весьма важная. на данный момент на рынок выходит все больше дополнительных количеств сжиженного газа. на данный момент рынок этого товара приблизительно 330 млн т в год. А года через три к ним добавится еще 150-160 млн.

На рынок выйдет довольно много проектов в Австралии, в Соединенных Штатах, в Канаде, покажутся иранцы, покажется один из отечественных проектов — «Ямал СПГ», другие страны.

Другими словами, на рынке появится переизбыток предложений сжиженного газа. И потому, что все эти проекты все-таки вступят в строй, а в них уже положены главные капиталовложения и необходимо, дабы они хоть что-то приносили своим акционерам, то газ отправится на рынок по цене ниже себестоимости.

Европа станет чем-то наподобие… имеется такое выражение sink market, рынок кухонной раковины, куда сливают все ненужное. И для Европы будет наблюдаться огромный демпинг по цене газа.

Имеется исследователи, каковые ожидают цену на газ в Европе в размере приблизительно $108-110 за тысячу кубов.

Отечественному газу придется на этом рынке состязаться и с американцами, и с арабами, и с другими, кто начнёт выбрасывать газ по низкой цене. Состязаться будет весьма тяжело, потому, что цена, за которую возможно реализовывать газ и еще оставаться в прибыли для «Газпрома» образовывает на данный момент приблизительно $150.

«Позже в течение двух-трех лет наступит полный коллапс»

– Все экономисты говорят «правительство должно будет сделать выбор», «президент обязан либерализовать рынок».

Он этого, наверное, не планирует делать. Что будет дальше?

– Тут мы касаемся большой темы – судьбы русском экономики. на данный момент она стоит на распутье.

Несколько экономистов, которую в правительстве организовали, готовит программу, в которой довольно много элементов развития по глазьевскому пути мобилизационной экономики.

Мы сравнительно не так давно обсуждали прогнозы развития с этими экономистами. Они говорят: «Мы невольно пошли на принятие этих предложений, потому, что имеется возможность, что глазьевские шаги на два-три месяца либо на 6 месяцев приведут к оживлению в экономике, позже в течение двух-трех лет наступит полный коллапс, и управление страны будет вынуждено принимать решения по переводу экономики на свободные рыночные рельсы и на сотрудничество с инвесторами из зарубежа. В противном случае полная хана».

– Получается, что все сводится к одному варианту развития событий — отличие в том, раньше либо позднее он начнется?

– Ну, да. Имеется надежда. К сожалению, это будет не волевым ответом начатое сотрудничество с внешним обычным цивилизованным миром, а вынужденное, в то время, когда наступит провал.

«Сырьевой придаток – он и имеется сырьевой придаток.

Куда деваться?»

– Кстати, цивилизованным государствам возможно и самим не до нас из-за прочих бед и волны беженцев, которые связаны с исламским фундаментализмом.

– Это вторая, само собой разумеется, тема. В случае если сказать о российской экономике, то это 2,5% от всемирный.

Ее незаметно в микроскоп. Мы до сих пор считаем, что мы великая держава. Мы по территории-то большие, но по населению, по развитости данной территории, по разработкам вряд ли.

Ну, что, сырьевой придаток – он и имеется сырьевой придаток. Куда деваться? Не развивали.

Вот открыли норвежцы газ и нефть на шельфе приблизительно одновременно с этим, что и у нас. Не считая сушеной трески в Португалию они по большому счету ничего не реализовывали.

А на данный момент это пионер прорывных новых разработок. Не только нефтегазовых. Это передовая страна, технологически развитая, социалистическая.

Совсем второе все. Они воспользовались своим открытием нефти и газа так, дабы принести пользу населению и будущему собственному формированию.

У нас паразитировали на бриллиантах, руде, дровах, металлах первичной переработки. В общем, на всем, что в сыром виде возможно экспортировать.

«Психология у многих людей была, само собой разумеется, чисто шизофреническая»

– Если судить по истории русского страны, так было практически в любое время…

– Дело в том, что народонаселение ни при каких обстоятельствах не ощущало себя творческой силой, не ощущало себя налогоплательщиком. У царя было достаток, которое он распределял среди подданных, как Николай Второй писал в анкете по переписи населения: «хозяин почвы русской». А дальше советская власть распределяла, мы знаем как.

Из этого психология у многих людей была, само собой разумеется, чисто шизофреническая.

Раздвоенное сознание. С одной стороны, считалось, что эта власть обязана какие-то блага дать (никто не осознавал, что эти блага созданы их же трудом). А иначе было познание, что это совсем чужая власть и блага принадлежат ей, а не человеку, и он обязан ее обкрадывать на каждом шагу. Другими словами и благо приобретать, и красть все, что не хорошо лежит.

Как в таковой нетворческой обстановке создать действенное государство? Известное выражение Маргарет Тэтчер: «Нет никаких национальных денег, имеется деньги плательщиков налогов», полностью чуждо отечественной широкой публике. Они не чувствуют себя налогоплательщиками и не знают, что в то время, когда управление страны тратит деньги на идиотские выдумки либо на какую-нибудь войну, что это деньги, забранные из их карманов, бюджетов их семей.

– Отношение к панамским оффшорам «друзей Владимира Владимировича Путина» также показывает отношение людей к коррупции.

Они ее осуждают, но сами были бы не против, если бы у них была такая возможность.

– Да. Вторая совсем психология.

В случае если в государствах с протестантской психологией люди испытывают негодование по поводу нарушения социальной и экономической несправедливости, у нас это, грубо говоря, зависть: «Из-за чего ему возможно, а мне запрещено». Такая массовая психология существовала века в Российской Федерации, к сожалению…

Источник: www.dal.by