Брюссельская трагедия обязывает ЕС включаться в войну с ИГИЛ

СМИ информируют о ходе расследования взрывов в Бельгии, и публикуют аналитику. «Исламское государство» необходимо лишить возможности изображать, что оно умнее Запада, — пишет The Times. — На нас лежит подкрепленная брюссельской катастрофой обязанность остановить его упорное наступление». Хватит ревностно защищать национальные секреты в сфере безопасности, призывает La Repubblica: Европе «недостает только политической воли», дабы создать «единый организм по борьбе с терроризмом».

Летом прошлого года один из тех, кто сравнительно не так давно подорвал себя в Брюсселе, был арестован по подозрениям в принадлежности к «Исламскому стране» (запрещенному в Российской Федерации. — Прим. ред.), отмечает The Wall Street Journal. «Но потому, что бельгийские власти не смогли распознать его связи с террористическими группировками, турецкие власти послали его методом, что привел на волю», — пишут журналисты.

Эти сведенья опубликовал в среду турецкий президент Эрдоган. Эрдоган не назвал имя арестованного, но другие турецкие должностные лица заявили, что это был Ибрагим Бакрауи. «Таков самый свежий образчик в череде просчетов, сопровождающих попытки Европы стереть с лица земли террористическую сеть, которая за последнее время в столицах двух государств-членов Евросоюза унесла судьбе более 160 человек», — говорится в статье.

Газета указывает на сложности, с которыми сталкиваются власти Бельгии в попытках борьбы с терроризмом. В полиции и спецслужбах через чур мало сотрудников, работу сковывает запутанная и устаревшая правовая совокупность. Еще одна помеха — многослойная структура госуправления.

Действительно, через пара дней по окончании ноябрьских террористических актов в Париже правительство Бельгии заявило о 18 конкретных антитеррористических мерах.

«Большинство мер пока не осуществлена на практике, но власти, действительно, увеличили финансирование антитеррористических упрочнений», — отмечает издание.

Бельгийская прокуратура не делится со разведслужбами информацией, добытой при расследовании дел о терроризме. Разведслужбы не имеют права ни прослушивать телефонные беседы подозреваемых в экстремизме, ни взламывать их компьютеры и телефоны, осуждает европейскую практику американская газета.

Арест Салаха Абдеслама, быть может, разрешил избежать нехорошего: затем удара ячейка, находившаяся за терактами в Брюсселе, была вынуждена без промедлений перейти к действию и отказаться от изначально намеченных целей, среди которых — совокупность АЭС Бельгии, информирует бельгийское издание La Derniere Heure.

Согласно данным издания, два человека, изъявших скрытую камеру перед домом директора бельгийской научно-исследовательской ядерной программы, — это не кто другой, как братья Халид и Ибрагим Бакрауи. Потом эта запись нашлась у одного из подозреваемых в организации парижских террористических актов, Мохамеда Баккали. Лишь позже следователи додумались, что террористы имели возможность создать невиданную доселе угрозу для нацбезопасности.

По окончании публикации данной информации 17 февраля 2016 года 140 армейских были направлены для охраны бельгийских АЭС. Быть может, именно это вынудило террористов поменять замыслы и выбрать более «легкие» цели, предполагает издание.

«Следствие может с уверенностью утверждать: за терактами в Париже и Брюсселе стоит одинаковая террористическая ячейка. Управление данной сетью осуществляли юные бельгийцы, большая часть из которых побывало в Сирии, — пишет газета. — Наджим Лахрауи из Схарбека, братья Халид и Ибрагим Бакрауи из Лекена — организаторы самого ужасного террористического акта в истории страны. Лахрауи и Ибрагим активировали собственный детонатор в аэропорту Завентем.

Халид устроил кровопролитие на станции метро Маальбек, в сердце европейского квартала».

Один из подозреваемых в организации брюссельских террористических актов до сих пор находится в бегах — это человек в чёрных очках и шляпе, заснятый камерами наблюдения в аэропорту.

Следствие взяло еще одну серьёзную улику — «видеозавещание» Ибрагима Бакрауи, записанное им на компьютере, отысканном в урне около его дома.

На видео Бакрауи говорит, что «весьма торопится», «уже не знает, что делать», «больше не чувствует себя в безопасности». Он говорит, что его «везде ищут», и в случае если «они будут тащить, то окажутся за решеткой рядом с ним» (быть может, это намек на арест Салаха Абдеслама, схваченного в пятницу).

По данным канала VTM, террористический акт изначально был запланирован на Пасхальный понедельник. Это напоминает 1979 год, в то время, когда трое палестинцев в аэропорту забросали гранатами пассажиров рейса израильской компании «Эль-Аль», убив 12 человек, говорится в статье.

Было бы самоуспокоением принимать недавние террористические акты в Брюсселе и Париже как «часть более широкого риска, свойственного жизни в открытой, этнически многообразной столице», пишет The Times. «Самопровозглашенное «Исламское государство» принесло собственную несвященную войну в Европу и готовится к долгой кампании, которая поменяет то, как мы живем, как принимаем отечественных соседей, как ездим на работу», — говорится в статье.

Согласно данным американского аналитического центра Soufan Group, в Ираке и Сирии на обучении у ИГИЛ побывала 31 тыс. чужестранцев, 20 либо 30% из них возвратились в западные государства. «Исходя из этого с радикализацией нужно бороться и на родине, и за границей», — вычисляют журналисты.

«В отличие от раздробленной Бельгии, — говорится в статье, — Англия обязана принять конкретные предупредительные меры: обеспечить четкие линии связи между всеми уровнями милицейских органов, в колониях содержать молодых преступников раздельно от известных радикалов, поддерживать большой уровень охраны правопорядка в местных сообществах». Государство не должно терять из виду высвобожденных правонарушителей, направляться вести наблюдение за имамами, разжигающими неприязнь, и заводить досье на всех лиц, отправляющихся сражаться за границей.

«Это потребует некоторого вторжения и повышения расходов в личную судьбу, но эти жертвы нужны для уничтожение ИГИЛ, — уверенны журналисты. — Одновременно с этим нужно активнее вести войну с ИГИЛ в Мосуле (Ирак) и Ракке (Сирия)».

«У данной террористической группы необходимо отобрать возможность изображать, что она умнее Запада, — пишет The Times. -На нас лежит подкрепленная брюссельской катастрофой обязанность остановить упорное наступление «Исламского страны».

С 2001 года по сегодняшний сутки ЕС не удалось создать единый организм по борьбе с терроризмом, а с нерасторопными аппаратами и различными правилами безопасности джихадистов не остановить, пишет Джанлука Ди Фео в итальянской La Repubblica.

 «Обмен данными — это сфера максимально ревностного хранения секретов национальными работами, и до последнего времени предпринимались только попытки создать органы по оказанию содействия менее умелым в этом замысле государствам, — пишет Ди Фео. — Джихадистская гнев уже прошлась по Брюсселю, Парижу, Лондону, Мадриду, но все еще ведутся беседы о том, как делиться информацией.

Кроме того организация обмена данными по авиабилетам буксует в кабинетах по обстоятельству нескончаемых процедур».

 С 2001 года по сегодняшний сутки Европа, в отличие от США, не захотела дать ответ на вопрос о соотношении между безопасностью и свободой, укоряет создатель. «И кто же был в первых последовательностях защитников ЕС? Не существует комиссара, что бы владел полномочиями «главы МВД».

Его функции распределены между разными государственный служащими. Да, в ЕС имеется «царь антитеррора», но это бледная фигура координатора, что управляет структуру, не имеющую веса, с мизерным штатом сотрудников».

«Существует кроме этого Европол, и его управляет опытный разведчик — англичанин Роб Марк Уэнрайт. Но Европол занимается всем: от правонарушений хакеров до деятельности мафий, — отмечает создатель. — Только два месяца назад был наконец открыт антитеррористический центр, в Гааге. В 2015 году только 3% баланса Европола было направлено на усовершенствование способов противостояния террористам».

 По окончании атаки на Charlie Hebdo европейские разведслужбы начали важный обмен некоторыми главными данными, но применяли наряду с этим неофициальные каналы. «Обмен данными о возвращающихся на родину бойцах и о участниках их семей не имеет смысла без единой юридической базы, которая бы позволила применять их в судах всей Европы. Антитеррористическое законодательство не единообразно в 28 государствах ЕС, что разрешает потенциальному камикадзе выбирать убежище в Шенгенской территории, где он будет ожидать момента для атаки», — говорится в статье.

 «Вот из-за чего ЕС обязан поменять темп, — уверен Ди Фео. — Без промедлений должны быть реорганизованы существующие органы, такие как Европол и Евроюст, вместе с тем должен быть ускорен процесс создания новых структур, в частности «европейской прокуратуры». Своевременные и юридические модели уже существуют, как существуют и экономические ресурсы: около миллиарда евро был в прошлом инвестирован в эфемерные программы безопасности.

Недостает только политической воли».

Источник: www.inopressa.ru