Бедность в кредит

Понижение доходов населения России стало действительностью уже во второй половине прошедшего года. Пятнадцатилетняя эра роста жизненного уровня, самая, быть может, продолжительная в истории России, закончилась. по поводу того, что в 2015-м, и, по всей видимости, и в 2016-м — 2017-м данный уровень продолжит перемещение вниз, достигнут полный консенсус.

Верхи разрешили, низы заблаговременно смирились, специалисты научно обосновали.

Дабы психологически уменьшить предстоящие рассуждения, начну с самого неприятного — с оценки максимального уровня утрат. Ниже которого (в случае если, само собой разумеется, покинуть за скобками совсем уж прискорбные повороты истории), народное благосостояние упасть все-таки не должно.

Расчеты будут примитивны, но точны.

Вот главные слагаемые утрат. В 2015-м народу предстоит, во-первых, профинансировать выплаты зарубежных долгов, созданных отечественными магнатами-монополистами, а во-вторых, лишиться изрядной части импортных потребительских товаров.

По долгам феодалов постоянно платит простонародье. Так принято, и это никого у нас не удивляет. В большинстве случаев именуют сумму в $100 млрд.

В случае если формально, то в 2015-м всевозможные внешние выплаты раза в два больше. Но кое-что, не обращая внимания на санкции, удастся все-таки переодолжить, а какую-то часть долгов, барышов и другого возможно по большому счету не включать в неспециализированный счет. Их совершат по особым схемам, обрисовывать каковые тут не обязательно. К тому же какое количество-то изымут из национальных золото-валючных резервов.

Исходя из этого на долю народа и в действительности останется не больше $100 млрд.

Сейчас о сжатии импорта. Фактически, в 2014-м он уже и без того начал уменьшаться (с $340 млрд годом раньше до $310 млрд). Но основное, само собой разумеется, в первых рядах. Чем дешевле нефть, тем, конечно, меньше будет выручка, дабы оплачивать импортные закупки.

по поводу завтрашних нефтяных стоимостей никто ничего в точности не знает, но, по самым пессимистическим прикидкам, российский импорт в 2015-м может упасть еще миллиардов на полтораста. Импорт состоит, само собой разумеется, не только из ширпотреба. Но предположим для простоты, что «вклад» товаров народного потребления в данный спад — миллиардов сто.

Сейчас сложим сто и сто и возьмём $200 млрд. Это приблизительно и имеется тот максимум утрат, каковые лягут на народ в самом нехорошем случае.

Большое количество это либо не весьма?

В мирное время затраты на конечное потребление домашних хозяйств составляли 56% российского ВВП (что при прошлом курсе американского доллара достигал $2,2 трлн). В случае если курс американского доллара в 2015-м будет таковой, как на данный момент, т.е. в два раза выше ветхого, то ВВП отечественной державы в текущих стоимостях упадет до $1,1 трлн.

И затраты на потребление домохозяйств составят тогда круглым счетом $600 млрд. Вот из них (в нехорошем, повторю, случае) и предстоит извлечь упомянутые выше $200 млрд. Другими словами народ в 2015-м может обеднеть на 30%. Может — но вряд ли обеднеет так очень сильно и без того скоро.

По причине того, что в настоящих координатах возможности отечественные значительно лучезарнее. Я не о том, что санкции снимут — показателей никаких. Нет намеков кроме того и на отмену самоналоженного продуктового эмбарго, которое обходится народу пускай и не в много, но все же в десятки млд дол.

Но кратное удешевление рубля (и кратное удорожание всех товаров, номинированных в жёстких валютах, от юаня до швейцарского франка) формирует естественные предпосылки для настоящего, а не агитационного импортозамещения.

Верно говорят, что важных инвестиций в наше время ожидать не приходится, а приток новых разработок перекрыт санкциями.

Но товар, не претендующий ни на высокотехнологичность, ни на современное уровень качества, может производиться и без того. Практически без инвестиций, легко методом оборудования эксплуатации и усиления работников. Непременно, часть потерянного импорта будет компенсирована товарами домашней выделки — без претензий, но дешевле. И падение народного потребления будет меньше, чем упомянутые выше 30%.

На какое количество?

Только что опубликованы две оценки.

Близкий к руководящим кругам ЦМАКП (Центр краткосрочного прогнозирования и макроэкономического анализа) считает, что в 2015-м настоящие доходы граждан упадут процентов на 5, а в 2016-м прекратят либо практически прекратят понижаться.

Менее официальный Центр развития при Высшей школе экономики уверен в том, что настоящие доходы за 2015-2017 годы смогут упасть куда важнее — на 15-20% (при относительно низких нефтяных стоимостей).

Думаю, наметки ЦР ВШЭ значительно более правдоподобны.

Дабы не сообщить — чересчур оптимистичны.

Ну, а какими методами у народа изымут эти самые двести либо какое количество в том месте окажется миллиардов американских долларов, предугадать легко.

Во-первых, через инфляционный налог.

Статистическая работа насчитала, что в 2014-м потребительские цены выросли на 11,4% (уровень, невиданный с 2008 года). Еще в первых числах Декабря ни одно из национальных ведомств не догадывалось, что инфляция дойдет хотя бы до 10%. За последние семь дней она очевидно вышла из-под контроля, прогнозам больше не поддается, и единственное, что возможно сообщить, — кроме того 15% в 2015-м были бы превосходным результатом. Скорее, будет больше. Может, и значительно.

А пенсий и индексации зарплат будут заведомо малыми.

Помимо этого, миллионы людей утратят прилично оплачиваемые рабочие места, а вместо или отыщут более скромные, или вовсе станут безработными.

Категории, каковые попадут под удар, было нужно бы продолжительно перечислять — начиная от тех, кто собрал кредиты, и до тех, кто обитает в малых городах.

Нехорошее во всем этом — кроме того не само по себе падение народных доходов.

Благоденствие путинской эры стояло на очень высоких нефтяных стоимостях и в итоге должно было обвалиться. Что неминуемо сопровождалось бы материальными жертвами. Но через пару-тройку лет это вывело бы страну к здоровому формированию.

А на данный момент жертвы, вероятнее, будут напрасны.

Отгородившись от передовых новейших знаний и хозяйственных систем, перевоплотив собственную экономику в приложение к прожорливой и неадекватной национальной машине, возможно, пожалуй, прожить и в изоляции.

Кто в ней лишь не живет — Иран, Зимбабве, Перу. Пригодится лишь забыть как мимолетный сон иллюзии жирных лет и приучить себя к мысли, что для всех, не считая кучки избранных, застой и бедность — это дар более чем.

Источник: rosbalt.ru