Атаки на «Северный поток–2» продолжаются

Проект «Северный поток–2» во второй половине снова был в центре дискуссий. Действительно, дискуссии эти носят заметный привкус дежавю. Снова, как и в конце 2015 года, в адрес руководящих органов ЕС было направлено коллективное обращение с критикой проекта.

Снова говорится о том, что сооружение нового газопровода из России в Германию подрывает энергобезопасность Европы и ведет к геополитической нестабильности.

Да и подписанты письма все те же.  Премьеры Чехии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Польши, Румынии и Словакии, и президент Литвы уверенны, что газопровод «Северный поток-2» позовёт «возможно дестабилизирующие геополитические последствия» и «может воображать определенные риски для энергобезопасности Центральной и Восточной Европы». 

Агентство Рейтер, сказавшее об этом, говорит, что подобную позицию занимает и Хорватия (на территории которой ЕС с подачи США собирается запустить на полную мощность пилотный проект терминала по приему сжиженного газа).

Якобы представители Загреба подписали одну из предположений коллективного письма, но следы хорватской подписи где-то затерялись.

Показательно, что само письмо на имя главы Европейской комиссии Жан-Клода Юнкера датировано 7 марта, но известно о нем стало только 16 марта,  да да и то от  журналистов. Другими словами демарш прятался.

Техническую подоплеку вопроса в полной мере объективно охарактеризовал в собственном ответе на коллективное письмо оператор проекта «Северный поток-2» компания Nord Stream-2 AG. В заявлении пресс-службы компанииподчеркивается, что письмо главе Европейской комиссии «основано на последовательности утверждений и заблуждений, не выдерживающих объективной критики». Согласно данным оператора проекта, «энергопоставки в ЕС ни при каких обстоятельствах еще не были более диверсифицированы, чем сейчас», наряду с этим «борьбу русскому газу составляют множество интернациональных поставщиков».

 

В соответствии с объективным статистике, за период с 1990 по 2014 год часть России в общем количестве газа, импортируемого в Западную Европу, сократилось практически в два раза. В следствии на сегодня газ ГазПрома покрывает приблизительно 30% от общего потребления газа в ЕС. Эти сведенья, фактически говоря, признают и в Европейской комиссии. 

Другими словами сказать о монополизме русских исходящей и поставок вследствие этого угрозе от России нет ни мельчайших оснований.

Более того, страны, в значительной степени зависящие от одного источника энергии, лишь победят от сооружения нового газопровода, потому, что потребности в газе неуклонно растут, тогда как резервы Северного моря понижаются.

Наряду с этим кое в чем авторы коллективного письма на имя Жан-Клода Юнкера правы. К примеру, в утверждении о том, что строительство новой ветки «Северного потока» окажет сильное влияние на развитие газового рынка и схему газового транзита в регионе, причем особенно на транзитный маршрут через Украину. 

И выразится это влияние в устранении транзитных рисков, появляющихся при транспортировке газа через территорию страны, поражённой хронической нестабильностью.

 

Очевидно, подписанты новой версии прошлогоднего письма всё это замечательно знают. И обстоятельство их повторного демарша нужно искать в другом.  Обстоятельство кроется в нежелании первых лици стран Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ)  допустить, дабы главным распределителем газа ГазПрома стала Германия.

 

Отметим, что «Северный поток-2», проложенный по дну Балтийского моря, обязан расширить размер поставок газа в Германию вдвое, до 110 млрд кубов газа в год. В консорциум по реализации проекта входят кроме русского «Газпрома» германские компании E.ON и Wintershall, англо-голландская Shell, австрийская OMV и французская ENGIE. Наряду с этим как раз Германия будет практически осуществлять контроль предстоящее распределение газа, а также его вероятную транспортировку до главного центральноевропейского газораспределительного хаба в австрийском Баумгартене.

Данное событие и тревожит первых лици стран ЦВЕ.

Основания для опасений у них имеются. Еще в конце 2013 года Европейская комиссия подтверждала «подозрительно большой уровень» торгового профицита Германии со государствами региона. В частности, в сентябре того года, на пике еврокризиса, этот показатель достиг рекордного уровня в 18,9 млрд евро. Согласно точки зрения Европейской комиссии, это случилось за счет неестественного наращивания экспорта в условиях экономических неприятностей у главных торговых партнеров Германии — государств Центральной и Восточной Европы. Как заявил тогдашний глава Европейской комиссии Жозе Мануэл Баррозу, подобная обстановка не оказывает помощь «восстанавливать сбалансированность экономики ЕС».

С того времени ничего в этом замысле принципиально не изменилось.

Более того, отношения между государствами и Берлином ЦВЕ лишь осложнились – в основном из-за неприятности беженцев. По данным, которыми мы сейчас рассполагаем,, обнародование нового письма с критикой Германии в связи с проектом «Северный поток-2» было намерено приурочено к саммиту ЕС — Турция, на котором Брюссель под давлением Ангелы Меркель дал согласие на все условия Анкары.

 

Геополитические игры около проекта газопровода из России в Германию, ликвидирующего риски транзита газа через Украину, упрочнению энергобезопасности европейцев оказать помощь не смогут, однако эти игры не прекращаются, а становятся всё более острыми и многоплановыми.

Источник: www.fondsk.ru