Американский якорь для русского крейсера?

Российские инвестиции и золотовалютные резервы в облигации госзайма США будут расти

Любой раз сообщение о том, что Российская Федерация купила частичку американского госдолга, инвестировав в казначейские облигации США (US Treasuries), неизменно будоражит публичное вывод, приводя к шквалу эмоциональных комментариев и откликов.

Битый небитого везет?

Похожий эффект вызывает такое обыкновенное природное явление как наступление зимы, которое для отечественных коммунальщиков неизменно делается неожиданным казусом, неприятным а также оскорбительным. Не стала исключением и недавняя информация о перечислении Россией $4,8 миллиардов долларов на приобретение облигаций госзайма США в прошлом январе.

Очередной раз на повестку дня ставится вопрос, сейчас отягощенный кризисом и новой «холодной войной»: «Целесообразно ли одалживать деньги, которых нам самим не достаточно?

Перед тем как ответить на него, увидим, что инвестициями в американские долговые обязательства занимается Национальный банк, а не Министерство финансов, и, значит, эти средства забраны не из бюджета, не позаимствованы из карманов плательщиков налогов.

Они эмитированы ЦБ, другими словами в буквальном смысле сделаны из воздуха. В этом свете рассуждения о том, что миллиарды долларов необходимо направить, скажем, на цели социального обеспечения, в противном случае как демагогией не назовешь.

Эмитированные Нацбанком рубли в любом случае попадают в экономику не напрямую, а при помощи предоставления банкам кредитов, выпуска собственных обязательств либо приобретения чужих.

В нашем случае облигации госзайма США приобретены с целью наращивания валютных запасов страны (ЗВР). Как рядовые граждане, так и страны стремятся пристроить собственные накопления в наименее рисковые активы. Увы, но заокеанские бумаги на сегодня вне конкуренции в плане надежности и ликвидности; они хоть и не отличаются высокой доходностью, но их держатели уверены: облигации или погасит в срок эмитент, или их легко возможно будет реализовать на вторичном рынке и оперативно взять валюту — клиент постоянно найдётся.

Кстати, январский транш US Treasuries согласно точки зрения специалистов, именно был выкуплен не у ФРС США, а куплен ЦБ на «вторичке» — у держателей этих бумаг.

Ход вперед, два шага назад

Фактически этим возможно и сократить ответ на поставленный сначала вопрос. Но денежные операции не протекают в стерильной герметичной среде, подчиняясь только бухгалтерской логике, на них воздействуют бессчётные события экономического и неэкономического свойства, потому у каждой страны собственная история взаимоотношений с US Treasuries. Активные вложения России в американские долговые обязательства начались в 2008 году.

Тогда Российская Федерация вошла в группу главных кредиторов дядюшки Сэма, увеличив инвестиции в казначейские бумаги США сходу в 3,5 раза. — с $32,7 миллиарда долларов на конец 2007 года до $116,4 миллиарда в конце 2008-го. Непременно, данное достижение — необычный апофеоз тучных «нулевых», отразившийся в историческом максимуме валютных запасов РФ — 8 августа 2008 года они достигли количества $598,1 млрд. Наряду с этим у нас была хорошая компания – в том же году быстро нарастил количество вложений в американский государственный долг Китай — с $477,6 млрд до $727,4 млрд.

Некое время количество вложений в US Treasuries продолжал медлено расти, пока летом 2009 года Российская Федерация не начала сбрасывать американские бумаги. И это не было случайностью: в июне 2009-го Алексей Улюкаев, в то время первый заместитель председателя ЦБ, заявил о замыслах России сократить долю казначейских облигаций США в ЗВР в пользу вторых инструментов, включая облигации МВФ.

В то время часть US Treasuries в резервах РФ составляла 30%. Но, курс на спасение от заокеанских бумаг обернулся … их лихорадочной скупкой. В октябре 2010 г. был зафиксирован большой количество русского портфеля US Treasuries — $176,3 млрд. Похоже, что в то время, когда США оправились от последствий ипотечного дефолта, российские денежные власти решили до тех пор пока отложить заявленную диверсификацию ЗВР, для того, дабы нарастить резервы, так понадобившиеся на протяжении преодоления кризиса.

Затем операции ЦБ с американскими бумагами стали напоминать катания на американских горках – от падения в осеннюю пору 2011 года к уровню $88,4 млрд до практически двукратного роста к декабрю 2012 года — до $157,6 млрд.

Растолковать эти скачки возможно лишь тем, что иногда ЦБ раскупоривал кубышку, дабы после этого при случае ее пополнить.

Схожее поведение демонстрируют и другие инвесторы. Иногда медиа-пространство сотрясают сенсационные сообщения о том, что вложения центробанков в US Treasuries быстро падают, но потом уже без особенной помпы эти утраты частично или полностью восполняются.

Не обращая внимания на колебательные перемещения, в 2011-2013 гг. среднее значение доли американских бумаг в ЗВР России неспешно понижалось, и к началу 2014 года количество вложений РФ не  превышал $121 млрд.

В этот самый момент вмешалась политика. На резкое охлаждение и украинский кризис взаимоотношений с Западом последовала незамедлительная эмоциональная по сути реакция: сразу же по окончании свержения Януковича ЦБ стал деятельно избавляться от казначейских облигаций США и к концу 2014-го их портфель сократился практически в два раза. С восьмого места в перечне кредиторов США мы переместились на 22-е. Примечательно кроме этого, что оставшиеся в ее распоряжении US Treasuries Российская Федерация перевела из американского хранилища в азиатские депозитарии.

Тенденция сохранялась практически полтора года.

В мае 2015 Российская Федерация возобновила закупки, тогда же на уровне $356 млрд. остановился процесс понижения резервов РФ . В этом случае обращение шла не о конъюнктурных колебаниях, продиктованных денежными либо политическими событиями, а о реализации нового курса. В июне 2015 первый заместитель председателя Банка России Дмитрий Тулин объявил, что в течение трех-пяти лет регулятор собирается довести количество ЗВР до $500 миллиардов.

Власти России приспособились к смене геополитической парадигмы, поняв, что конфронтация, санкции и кризис – это действительно и на долгое время, и в данной ситуации затяжного «совершенного шторма» серьёзен надежный якорь в виде резервов, и крепкая цепь, в виде действенных инструментов для их наращивания и сохранения, для чего оптимальнее подходят американские облигации госзайма.

И не только они.

В один момент с инвестициями в US Treasuries ЦБ увеличивает и запасы монетарного золота. В прошлом январе Российская Федерация купила не только американские долговые обязательства на $4,8 млрд, но и 20 тысячь киллограм драгметалла – рекордный для нашей страны показатель. По оценке агентства Bloomberg Российская Федерация — единственная из развивающихся государств, которая сумела не только сохранить, но и нарастить собственные золотовалютные запасы, не обращая внимания на самую долгую рецессию последних двух десятилетий. Но за разрешённое достижение приходиться платить отказом от помощи национальной валюты.

Но, тут Банк России вправе сослаться на личный печальный опыт, в то время, когда в конце 2014 года ЦБ бесполезно пробовал укрепить курс рубля, израсходовав на это из резервов $67 млрд.

С того времени был сделан однозначный выбор в пользу наращивания ЗВР. Логика тут несложна: лучше инвестировать средства в те же US Treasuries с гарантией дохода, чем сжечь их в играх с валютными спекулянтами с вызывающими большие сомнения шансами на успех. Тем паче не сильный рубль реально повышает конкурентоспособность отечественного производителя на внутреннем и внешних рынках.

Однако ЦБ сам по себе не предпринимает ничего для стимулирования роста поизводства, но это уже тема для другого беседы.

О непротивлении злу экономикой

По состоянию на 1 марта золотовалютные запасы РФ составляют $380,5 млрд, из которых 25% приходиться на US Treasuries, а 15% на запасы золота.

Так, часть американских бумаг в структуре ЗВР России, пускай и не радикально – приблизительно на 5%, но снижена и будет неспешно замещаться вторыми активами. В частности, российский портфель облигаций госзайма Китая будет расти по мере роста товарооборота между государствами. Кое-какие специалисты считают, что Нацбанку стоит наращивать в резервах позиции евро и облигаций госзайма ФРГ, но в этом направлении направляться функционировать с опаской. На данный момент в еврозоне обращаются облигации с отрицательной доходностью на сумму €2,6 трлн. Так при покупке семилетних госбумаг Германии ежегодно инвестор будет терять €2 с каждой тысячи.

Необходимость диверсификации ЗВР очевидна, но, увы, ее потенциал сейчас не так велик, как хотелось бы, потому в в обозримом будущем часть US Treasuries в резервах ЦБ будет оставаться высокой.

Вряд ли этот вывод удовлетворит тех, кто уверен, что грешно вкладывать деньги во «вражескую» экономику. И без того как для приверженцев конфронтационной модели данное мысль носит принципиальный темперамент, они вряд ли удовлетворятся тем событием, что от русских инвестиций американский экономический и оборонный потенциалы не зависят ни в мельчайшей степени. Но давайте взглянуть на проблему иначе.

Глобализация породила обстановку, отдаленно напоминающую ядерный паритет, в то время, когда гарантия обоюдного уничтожения есть главным причиной, определяющим поступки и планы военных и политиков.

Но в случае если в условиях баланса стратегических оружий мир живет уже шесть десятилетий, то глобальная экономика стала действительностью пара лет назад и многие не прониклись ее спецификой. Непременно, самым броским знаком вынужденной взаимозависимости необходимо вычислять отношения США и Китая – две державы сплелись в столь тесных объятиях, что нереально разобрать какие конкретно мотивы наряду с этим превалируют – свернуть партнеру шею либо выразить ему глубочайшие симпатии.

США приложив все возможные усилия пробуют сдержать развитие потенциала КНР, но в то время, когда рост экономики Китая замедляется, американскую экономику в числе других начинает лихорадить.

Поднебесная опасается американской экспансии и старается ей противодействовать, но США – основной рынок сбыта, исходя из этого Китаю нужна процветающая Америка с растущим потребительским спросом. Не просто так КНР с уверенностью лидирует в перечне кредиторов дядюшки Сэма с портфелем $1.246 трлн и никому собственный лидерство уступать не собирается. Со своей стороны американцы в не меньшей степени нуждаются в процветающем Китае, что про себя проклинают.

Этот пример – не неповторимое стечение событий. Господствовавший последние годы тренд на понижение нефтяных стоимостей был генерирован искусственно и со в полной мере определенной целью – организовать новую экономическую действительность, в которой нефтедобывающие государства, и прежде всего такие неудобные для США игроки, как Российская Федерация, Иран, Венесуэла, будут обречены на жалкую роль беззащитных сырьевых доноров.

Закоперщики этого процесса были уверены, что негативные побочные эффекты их никоим образом не коснутся — «Все погибнут, а я останусь».

Но вот сюрприз — оказалось, что экономика США столь же зависима от нефтяных стоимостей, как и русский, различается лишь порог чувствительности. И дело не в рентабельности американских компаний, добывающих сланцевую нефть, их страховщиках и кредиторах. С 1975 года, в то время, когда страны ОПЕК дали согласие оценивать поставки нефти в долларах, сложилась нефтедолларовая совокупность, которая стимулировала неестественный спрос на американскую валюту, но с падением цены и мирового потребления нефти нефти под удар попал и доллар.

Из декабрьского падения рабочий и потребительской активности в Соединенных Штатах, январского биржевого обвала был сделан верный вывод – давление на нефтяные стоимости ослабло, и американский фондовый рынок начал подавать показатели оздоровления. И нам прекрасно, и американцам приятно.

Уже хрестоматийным делается пример антироссийских санкций, каковые приносят не меньше вреда их инициаторам.

И, не смотря на то, что в теме структурных реформ и импортозамещения через чур довольно часто желаемое выдается за настоящее, без сомнений, что за два последних года хороших сдвигов тут больше, чем за прошлые два десятилетия. В условиях глобального рынка морализаторская пословица «Не рой второму яму – сам в нее попадешь» получила конкретное экономическое значение, и сейчас вкладывать во «неприятеля» куда удачнее и надёжнее, чем пробовать ему напакостить. Кто раньше это поймёт – тот останется в выигрыше.

 

Источник: www.stoletie.ru