Агент экономического влияния

Разоблачат ли в Российской Федерации пятую колонну в сфере коммерции

Закон об НКО-зарубежных агентах может повернуться в неожиданную плоскость: из политической ? в экономическую. Такую идею внес предложение народный депутат, член комитета по налогам и бюджету Евгений Федоров («Единая Россия»). «Лента.ру» проанализировала, что окажется, в случае если искать агентов в экономической сфере.

Сейчас в реестр иноагентов возможно угодить при двух условиях: приобретаешь зарубежное финансирование и занимаешься политической деятельностью. Евгений Федоров предлагает внести в закон «О некоммерческих организациях» дополнение: не только политикой нельзя заниматься на зарубежные деньги, но и деятельностью, которая «оказывает действие на экономические процессы в стране».

По смыслу закона об НКО заниматься возможно чем угодно, лишь в обязательном порядке вписаться наряду с этим в реестр зарубежных агентов, что ведет Минюст. Эту норму отечественные законодатели позаимствовали у американского «Акта о регистрации зарубежных агентов» (Foreign Agents Registration Act, FARA).

Новые экономические предложения, как вычисляет депутат, необходимы в связи с практически двухлетней «войной санкций», дабы снизить внешнее влияние на российский национальный рынок и принимаемые в стране экономические ответы.

Отметим, что санкции США и государств Европейского союза были в первый раз введены два года назад, в марте 2014-го, в ответ на референдум о независимости Крыма и последующее его присоединение к Российской Федерации.

Кто адресаты?

Казалось бы, где НКО, а где экономика? В действительности весьма близко. «Многие организации, каковые занимаются бизнесом, оформлены как НКО, ? поведал «Ленте.ру» Николай Миронов. ? Легко вследствие того что так несложнее с налогообложением, возможно вести параллельно общественную работу. К примеру, имеется консалтинговая структура, ведущая бизнес с другими государствами.

Заодно оказывает деловую помощь, заодно оказывает информационную помощь, заодно пропагандирует тут это сотрудничество, другими словами занимается пиаром. Такие структуры оформляются как ассоциации.

К примеру, российско-китайская ассоциация бизнеса либо российско-европейские.

Они все подпадают под это определение. А потому, что университет зарубежных агентов имеет чисто политическую коннотацию, негативную сообщение с пятой колонной, это приведёт к негативу». Так, все российско-китайские ассоциации ? НКО.

Как отмечает аналитики, они взаимовыгодны: «Мы облегчаем им бизнес на отечественной территории, они нам ? на собственной. А интернациональное сотрудничество на данный момент России необходимо ? внутренний спрос падает, и нужно продвигать товары на интернациональном рынке».

Игорь Каляпин, «Комитет против пыток»

Фото: Роман Яровицын / Коммерсантъ

Тяжелее с организациями, каковые занимаются поставкой не конкретных товаров, а неких плодов аналитической деятельности. К примеру, лишь в 2015 году в русском правительстве обратили внимание на активность интернациональных рейтинговых агентств в Российской Федерации.

Государственной дума приняла закон, требующий пройти процедуру аккредитации, чтобы получить право выставлять рейтинги по национальной шкале — те, каковые употребляются в стране, к примеру при размещении госсредств либо при кредитовании в ЦБ. А для этого агентствам «громадной тройки» ? Moody’s, Standard&Poors и Fitch ? необходимо было создавать в Российской Федерации дочерние компании, не смотря на то, что они предпочитают трудиться через филиалы. Плоды эта продолжительная борьба дала лишь в начале 2016 года: Moody’s и Fitch останутся в Российской Федерации в статусе филиалов, не будут проходить аккредитацию для присвоения национальных рейтингов. Затем они смогут присваивать лишь рейтинги по глобальной шкале для русских клиентов.

Наровне с денежными рейтингами существует мало кем контролируемый рынок оценки качества продукции. Такие оценки без шуток воздействуют на настроения потребителей: скажи, что у соперника в молоке нашли свинец ? и отожми долю рынка. Но кто контролировал, как оценивается уровень качества? Весной 2015 года разгорелся громкий скандал на рынке биологически активных добавок.

СРО НП «Объединение производителей БАД к пище», незадолго до этого преобразованное в саморегулируемую организацию, совместно с Альянсом опытных фармацевтических организаций и Аптечной гильдией изучила последовательность натуральных БАДов на русском рынке. Исследователи объявили, что нашли химические компоненты в продукции нескольких компаний. Среди обвиняемых были и российские, и зарубежные компании, объединяло их одно ? как раз они не падали в продажах в последние пять лет.

Ясно, что для них это был важный имиджевый удар. А позднее НИИ питания совершил собственный изучение ? и «химии» не нашёл. В ходе разбирательства Федеральная служба защиты прав потребителей показывал: не бывает анализов «на химию» по большому счету, возможно проверить продукцию лишь на конкретные соединения.

Так что громкая проверка на натуральность очень смахивала на информационную атаку.

Фишка же истории в том, что среди участников СРО НП «Объединение производителей БАД к пище» числятся американские Pfizer и Herbalife, германская Queisser Pharma, а среди соучредителей организации ? две зарубежные компании. Иными словами, зарубежные фармацевтические гиганты через СРО предположительно пробуют оказывать влияние на вывод потребителей на русском рынке. Пострадавшие сочли, что изучение было заказным, и внесли предложение создать национальную методику проверки БАДов. Не смотря на то, что профильные университеты России утверждают, что таких методик в мире нет.

Данный и другие подобные случаи ? потенциальная территория применения закона об иноагентах в сфере экономики.

Элла Памфилова, которая, как ожидается, может занять пост главы Центризбиркома, поддерживала Ассоциацию «Голос»

Фото: Александр Миридонов / «Коммерсантъ»

«НКО всегда были прикрытием, и довольно часто ? для финансирования протестной пропаганды в стране, ? отмечает Евгений Туник, глава Университета анализа политической инфраструктуры. ? Все знают, что в случае если кредитное агентство присваивает низкий рейтинг ? это воздействует на экономику. Но имеется и другие методы косвенного действия на экономические процессы. К примеру, трудится у нас социальное благотворительное НКО, финансируемое из зарубежа.

Они формируют отчеты о состоянии дел в стране. А эти отчеты также смогут оказывать влияние на имидж России в мире, на то, как зарубежные инвесторы воображают отечественный социально-экономический климат».

Согласно точки зрения Туника, для обстановок на стыке экономики и некоммерческого сектора по большому счету нужно создавать особенные правила работы на русском рынке. «Некоммерческая организация, действующая в экономической сфере, ? это разве не сочетание несочетаемого? ? говорит он. ? Но отечественное законодательство не предусматривает гибридных форм НКО. А на Западе они сейчас показались: малодоходные и благотворительные общества с ограниченной серьезностью, корпорации для публичной пользы либо в публичных заинтересованностях. У них имеется определенные преимущества перед хорошими ООО, но они обязаны обосновывать, что действуют в публичных заинтересованностях.

какое количество у нас НКО, каковые под видом публичного интереса залезают в сферу экономики? Никто не считал, статистики нет. фонд социальной помощи, привозящий игрушки в детдом, и консалтинговая компания, проводящая опросы и влияющая на вывод потребителей, ? с позиций закона это практически одно да и то же.

Но это вздор!» Таким «гибридным» НКО, считает Туник, нужно создать четкие правила работы и максимально расширить штрафы за нарушения, впредь до уголовной ответственности.

Каковы возможности?

В первую очередь необходимо учесть, что Евгений Федоров довольно часто выступает с разнообразные спорными инициативами, каковые вносятся только для пиара и цитирования, для увеличения собственной медийности.

Но по первому профилю депутат Федоров ? экономист, с 1996 года трудился в департаменте Министерства финансов по страхованию, был заместитель министра по ядерной энергии, из правительства ушел из-за конфликта с тогдашним премьером Михаилом Касьяновым. В портфеле федоровских законопроектов внушительную часть составляют неинтересные экономические поправки, трансформации в Налоговый кодекс.

В этом случае Евгений Федоров сработал на стыке этих двух профессий. «Экономическая поправка» может оказаться очень нужным инструментом для правоприменителей, каковые уже пара лет крутят закон об иноагентах в различные стороны, пробуя отыскать ему подходящее дело.

В случае если эту поправку не сумеет пробить сам Федоров, идею смогут взять на вооружение его коллеги. Прецедент имеется. Евгений Федоров еще в 2012 году предлагал внести в закон об НКО поправки для того, чтобы создать отдельный реестр СМИ-зарубежных агентов.

И в осеннюю пору 2015 года подобные трансформации в закон о СМИ вправду были внесены, не смотря на то, что и другими парламентариями. Так что идею Федорова смогут поднять на щит и другие его коллеги.

Новая судьба закона об иноагентах

Реестр иноагентов ? давешняя головная боль отечественных правоприменителей.

Отметим, что первоначально вхождение в реестр было необязательным, но НКО так и не стали регистрироваться «агентами» по собственной воле. В 2014 году было нужно принять закон о том, что Минюст может включать организации в тёмный перечень по собственному усмотрению. Дело пошло: еще в ноябре 2014 года в реестре было 15 организаций, сейчас их уже 122.

Евгений Федоров обожает искать зарубежных агентов и пятую колонну

Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

До определенного момента казалось, что все это угрожает общественникам лишь лишней бумажной волокитой при испытаниях Министерства Юстиции. Но в осеннюю пору ведомство совершило диагностику правозащитной организации «Мемориал», которая с боем была внесена в 2014 году в реестр «НКО-зарубежных агентов». Итог — практически обвинение «Мемориала» в подрыве конституционного строя.

Это поставило под удар целый ряд других НКО соответствующего статуса.

К примеру, Ассоциацию в защиту прав избирателей «Голос». Приобретающий гранты от Агентства США по интернациональному формированию (USAID) «Голос» отчаянно боролся за то, дабы не попасть в тёмные перечни. В апреле 2013 года Пресненский районный суд оштрафовал организацию на 300 тысяч рублей, а ее исполнительного директора Лилию Шибанову — на 100 тысяч рублей за отказ регистрироваться в качестве иноагента.

Дабы избежать судебного преследования, управление пробовало преобразовать «Голос» в публичную организацию.

Но обстановка изменяется, и федеральный центр точно на это отреагирует. Уже на данный момент, например, забран курс на увеличение легитимности выборов через открытость и прозрачность.

Об этом говорит и смена кадрового состава Центризбиркома: ведомство, вероятнее, сейчас возглавит бывший омбудсмен Элла Памфилова. А она, кстати, в 2014 году вступалась за «Голос» при его попытках через суд добиться права не вступать в реестр «иноагентов». Так что эта линия закона об иноагентах вряд ли возьмёт собственный продолжение.

А вот в экономической сфере данный закон возможно легко применим.

Тут всяко лыко в экономические: санкции и строку, и продуктовое эмбарго, и ухудшение взаимоотношений с Турцией, сопровождающееся отказом от турецких товаров, и импортозамещение. Мысль Евгения Федорова в полной мере может вдохнуть в закон об иноагентах новую судьбу.

Источник: lenta.ru