5 отвратительных привычек провинциалов

— Марик, а ты где был? — задала вопрос моего друга соседка, приехавшая из дагестанской деревни. Несколько раз он промолчал. В то время, когда она опять обратилась к нему подобным образом, он сообщил: — Простите, «Марик» — в детском саду надувает шарик. Ещё я «Мариком» был для собственного дедушки.

А для вас я — Марк Александрович. И хлопнул дверью у неё перед носом.
 

Панибратство

Провинциал довольно часто не осознаёт, из-за чего он обязан уважать какого-либо соседа Алёшку, что ему во внуки годится, и именовать его «Алексеем Петровичем». Тогда как, не обращая внимания на возраст, «Алёшка» может возглавлять кафедру в университете, а он сам — быть слесарем на пенсии.

Ну, по крайней мере, он-то имеет жизненный опыт!

Привычка тыкать и поучать, совсем нехарактерна для петербуржцев и москвичей, каковые предпочитают вежливое обращение и подмечают такие вещи как положение в социуме и образование.

Другое дело, в случае если человек сам лично попросил вас именовать его на «ты» и по имени. Так, к примеру, бывшая соседка, кстати, княжеского происхождения и учитель зарубежных языков в МГИМО, попросила именовать её — Лида.

К слову, Лиде было под 80 лет, и она великолепно держалась.

Временной сдвиг

Провинциальная привычка, которую я ненавижу, это непонимание того, что все люди трудятся в различное время.

Если вы приехали к себе домой в второй город, и у кого-то остановились, вас в обязательном порядке растолкают утром, часов в 7. Ну из-за чего в случае если утро, то необходимо подняться и бежать впереди паровоза?

Ещё такие люди не знают, что у других вечер заканчивается в второе время. Позвонят полседьмого утра со словами:

— Ты как? А я уже на работе сижу!

— А я делал репортаж с выставки, а позже до 5 утра его правил.

Такое не редкость кроме того в отелях. Один из привычных говорил: Тяжёлый, долгий перелёт с пересадками на протяжении командировки в Оман. Наконец в номере. Засыпаю мгновенно.

Часов в 6 утра (!) стук в дверь, позже ключ поворачивается в замочной скважине. Чуть успеваю прикрыться одеялом. На пороге — юный пакистанец с подносом фруктов:

— Вам комплимент от повара!

Я желал бы ещё поведать вам о возможности дополнительного обслуживания номеров…

Чуть ли не пинками его выгнал за дверь, не разрешив договорить.

Отсутствие эмоции меры
 

Одна из главных привычек провинциалов — привычка имеется и выпивать впрок.

У них вечный  ужас того, что сейчас вкусная еда имеется, а на следующий день её может не появляться. Это одна из обстоятельств, из-за чего практически все они имеют лишний вес. Человек, что уверяет, что неголоден, легко заметив накрытый стол, и что садятся другие, обязательно садится совместно со всеми и начинает жадно имеется.

К тому же, провинциалам характерна привычка доедать, неумение пользоваться устройствами, незнание последовательности блюд. Так, по окончании борща они смогут сходу начать имеется салат либо пирожные чуть ли не вперемешку. Привычка накалывать кусок мяса на вилку полностью, и обкусывать его, наклоняя голову, — это самое ужасное, что мне приходилось замечать.

«Ты думаешь я выпивать желаю? — задаёт вопросы киногерой «Громадная перемена», — также впрок! И над ним издевается такой же работяга, но с эмоцией собственного преимущества, платя за газировку из автомата. Он выпивает , пока ему не делается плохо. У таких людей по большому счету нет эмоции меры.

Подглядывание за соседями, потребность в их одобрени
 

Ещё одна привычка, которая характерна обитателям мелких городов, где все знают обо всём сходу. Это подглядывание за соседями, старание принять яркое участие в их жизни, в особенности, в то время, когда об этом не просят.

Они обожают давать рекомендации о том, как необходимо наряжаться и причёсываться и останавливать вас, в то время, когда вы торопитесь в магазин либо аптеку со словами: «А ты чем занимаешься, куда идёшь? В далеком прошлом видно тебя не было!» Таковой человек может не подмечать тебя месяцами, но, приобретя новую машину, крикнет на целый двор «Вася, дорогой мой! Ты где на данный момент?» и не отпускать, нарочито задавая вопросы , пока вы не похвалите его приобретение.

Провинциалам неизменно имеется дело до того, кто с кем видится и от кого на сносях либо родил, и какое количество уплачено за ту либо иную книгу. Не забывайте, в фильме «Безымянная звезда» глава станции в мелком городе выпытывает у Марина ( в некоторых постановках его именуют Марио) Мирою какое количество стоит книга по астрономии и откуда у бедного преподавателя такие деньжищи!

По большому счету, в этом фильме продемонстрировано лучшее, что имеется в провинциалах,  — это честность, доверчивость и чистота Марио и его приятеля, учителя музыки, и нехорошее — ханжество и зависть мадмуазель Куку, которая возомнила себя вершителем справедливости. Она выслеживает на станции учениц, замечающих за проезжающими поездами из Бухареста, но в действительности эта кипучая деятельность только прикрытие для её невостребованности и одиночества.

Ужас показаться бедным

В одной из автобиографических книг, предприниматель говорит о том, как начинал ещё мальчишкой торговать газетами и подрабатывать в гольф клубе для богачей.

В том месте он запомнил разговор двух пожилых миллионеров:

— Джон, заберём тут сока, я так выпивать желаю! — внес предложение один богач.

— Нет, тут сок дорогой. Целый американский доллар стоит, это же надувательство, — растолковал ему второй.

Меня в своё время поразила начальница, у которой я трудилась.

Она — состоятельная дама, выстроила дом в Серебряном бору и ездила в то время на потрясающей машине, которых было в городе — единицы. Я забрала в магазине какую-то простую для меня еду, думается, осетрину и норвежскую сёмгу. Она взглянуть на меня и говорит:

— Ну, ты шикуешь!

А мне такое не по карману…Разве что на громадный праздник.

Богатые и успешные не опасаются сообщить: «А мне это дорого», «У меня нет столько денег», «Я не могу себе позволить» и т.д.  Но если вы возьмёте «на слабо» человека, что ограничен в средствах, сообщив: «Что  это ты берёшь не Перье, а Бон Аква? Бедный что ли?» велик шанс, что он мгновенно прогнётся.

Эту психологию довольно часто применяют продавцы в магазинах. Они говорят: «Ну, лептоп за 25 000  — годится лишь для ребёнка.  Вам нужен обычный компьютер? Вот, посмотрите, всего 87 500 рублей!

Недорого, правда?» Ну да, а сам он приобретает 30 000 в месяц, но клянётся и божится, что это сущие копейки.

Жорж Сименон в собственном романе «Я вспоминаю» писал, что лучшие подарки на Рождество приобретали дети провинциальных бедняков: куча сладостей-и шикарные лошадки качалки, которым он питал зависть к. Это были люди, живущие одним днём, каковые не копили деньги на обучение в университете и будущее собственных детей, и потому заваливали их игрушками и сувенирами.

Источник: kibernetika.livejournal.com